О Юрии Николаевиче Рерихе

Можно создавать любые темы, имеющие отношение к Агни-Йоге

Модераторы: Valentina, Надежда Лебедева

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 17 авг 2021, 10:21

Юрий Николаевич Рерих – ученый, которым гордится Россия

https://icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=7122

Материалы о Ю.Н. Рерихе:

Юрий Николаевич Рерих // Международный Комитет по сохранению наследия Рерихов

Рерих Юрий Николаевич (1902–1960) // Сайт Международного Центра Рерихов

Хронология жизни и творчества Ю.Н. Рериха

Библиография

Ю.Н. Рерих: Материалы юбилейной конференции (1992)

Международная научно-общественная конференция «110 лет со дня рождения Ю.Н. Рериха» (8–11 октября 2012 года)

Зал Юрия Рериха

Каталог живописи и рисунка Н.К., С.Н. и Е.И. Рерихов из коллекции, находившейся в московской квартире Ю.Н. Рериха

К.А. Молчанова. Идеал человека

К.А. Молчанова. Носитель синтеза, или улыбка истины. Из заново осмысленных воспоминаний о Ю.Н. Рерихе

А.Н. Зелинский. Рыцарь Культуры

Т.О. Книжник. Юрий Рерих – человек и ученый // Журнал «Культура и время». 2002. № 4



(Также публикация сопровождена десятками уникальных фотографий Ю.Н. Рериха).

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 17 авг 2021, 10:28

То,что противостоит потоку текущего времени
А.Н.Зелинский
кандидат исторических наук,
директор Центра ноосферной защиты
имени академика Н.Д.Зелинского,
Москва

Для меня это большая честь и большая радость — присутствовать сегодня на заседании, посвященном столетию моего любимого учителя Юрия Николаевича Рериха.
Как-то Юрий Николаевич заметил, что «только сильные личности предназначены передавать будущим поколениям сосуд со священным пламенем». Он сам являл собой пример такой сильной и совершенно необыкновенной личности. В качестве эпиграфа к тому, что я хотел бы сегодня сказать, позвольте мне прочесть одно небольшое стихотворение, посвященное Ю.Н.Рериху:
Менгиры кочевий в бескрайних степях,
Надзвездные пики вершин.
Круженье времен и закат Калачакр
В качаньи ковыльных седин.
А рыцарь все скачет на легком коне,
Светильник держа пред собой.
Ушедшее видит в священном огне,
Восходит к черте огневой.

Там Бодхи цветет — древо жизни времен,
А ветер доносит опять Дыханье степей,
как божественный сон,
Что рыцарь стремился познать.

(Юлия Шишина, 1992)

По образованию я историк-археолог, и мои занятия Востоком начались с археологии Памира, которая и свела меня с Ю.Н.Рерихом. Это произошло 26 мая 1958 года. После одной из его лекций я подошел к нему с вопросами, и когда я сказал, что занимаюсь Памиром — древними путями, раскопками, то услышал в ответ: «Как интересно. Я тоже собираюсь на Памир. Может быть, мы даже когда-нибудь туда вместе попадем». С этого все и началось.
Чем люди объединяются? Общим мирочувствием. И то, что мне посчастливилось общаться с Юрием Николаевичем, встречаться с ним сравнительно часто, наверное, объяснялось тем, что между нами была струя какого-то общего мирочувствия, общего миропонимания.
Если говорить о воспоминаниях, то они могут касаться цвета волос, глаз, тембра голоса, особенностей фигуры и походки. Но ведь можно вспоминать об идеях, о мыслях, о чувствах, которые нас связывали и которые касались не только лично нас, но и затрагивали все происходящее в настоящем и очень многое из прошлого. Из обсуждаемых нами тем в памяти сохранились, прежде всего, буддизм, кочевой мир евразийских степей, а также тема, которую я бы назвал «Роль духовной культуры в сохранении и развитии мировой цивилизации». Суммируя то, о чем мы говорили и что осталось в памяти, это, пожалуй, наиболее яркое.
В этом зале перед нами висит Знамя Мира, чью символику составляют три круга, заключенных в сферу. Как-то, приведя несколько общих трактовок этого символа, я спросил Юрия Николаевича: «Какое все-таки главное понимание?». Он ответил, что понимание многозначно, но если говорить, к примеру, о традиционном понимании в рамках буддийской культуры, то это будет Будда, Дхарма и Сангха — три драгоценности буддизма. Очень часто этот знак переводят как «религия, наука и культура», очень многозначное понятие. Тогда я задал ему вопрос: «А можно ли это понимать как принципы справедливости, милосердия и сострадания?». Он ответил: «Конечно». После чего я спросил: «А что если это три мировых религии: буддизм, христианство и ислам?». Он сказал: «И так тоже можно понимать». Дело в том, что Юрий Николаевич обладал очень высоким духовным сознанием и прекрасно понимал одну достаточно простую и в то же время довольно сложную вещь: энтропия современной цивилизации столь высока, что противостоять распаду неимоверно трудно, поэтому поддерживать высоту религиозной традиции в любой конфессиональной системе является чрезвычайно важным фактором. В связи с этим он привел такой пример: «Вы помните картину отца «Гонец» и знаменитые слова Льва Николаевича Толстого, сказанные по ее поводу: «Рулите выше, течение все равно снесет»? Так вот, в области всяких религиозных исканий, в области личной жизни всегда помните эту вещь и слова Толстого: «Рулите выше, течение все равно снесет».
Когда мы говорили с ним о буддизме, он сказал: «Помните, что буддизм всегда боролся против человеческих страстей. Эти страсти универсальный характер носят, они общие для всех людей». И когда я поинтерсовался: «Какие же эти страсти?» — Юрий Николаевич пояснил: «У буддистов известны пять так называемых клеш, или грехов, пороков: гордыня, жадность, похоть, ненависть и омраченность сознания, которая как бы все эти пороки в себе объединяет». На мой вопрос: «А как же в других религиях?» — он напомнил мне о семи смертных грехах в христианстве — гордыне, жадности, похоти, зависти, чревоугодии, гневе и лености. То есть, в сущности, схема человеческих пороков всегда одна и та же. Что же такое духовная жизнь и что такое религия? Тогда я мог только одно усвоить: духовная жизнь — это то, что противостоит потоку текущего времени, то, что заставляет нас сохранять личность и ту культуру, к которой мы принадлежим.
Мне вспоминается 1959 год, Государственный Эрмитаж. Л.Н.Гумилев — тогда еще совершенно неизвестный ученый, у которого еще не было напечатано ни одной статьи, водил Юрия Николаевича по его залам и показывал ему замечательные памятники скифской культуры. И мне запомнился один маленький эпизод. Юрий Николаевич глядит на разбитые изображения из Монголии и Бурятии, из евразийских степей, на обезображенные так называемые каменные бабы — эти знаменитые истуканы с чашей и кинжалом в руках, а Лев Николаевич спрашивает его: «Как Вы думаете, почему столько памятников разрушено?». И Юрий Николаевич отвечает: «Вы знаете, ведь то, что Вы мне показываете, находилось на территории Уйгурии, где тогда исповедовалась манихейская религия, еще до ислама. А манихейская религия всячески боролась с любыми изображениями, и потому манихеи в порыве своего религиозного рвения (наподобие того, как современные талибы уничтожили знаменитые статуи будд в долине Бамиана) взяли и стали уничтожать буддийские, кочевни-ческие памятники Уйгурии». И он сделал такую маленькую ремарку, которую я очень хорошо запомнил. Он сказал: «А вот, как видите, разрушений с Запада на Восток пришло не меньше, а может быть, даже больше, чем с Востока на Запад».
В июне 1959 года Юрий Николаевич взял меня в поездку в Переславль-Залесский и в Троице-Сергиеву Лавру. Когда мы приехали в Переславль-Залесский, то первое, что он сделал, — пошел в Спасо-Преображенский монастырь, где когда-то крестили великого благоверного князя Александра Невского. Мы вошли в собор, где творилось бог знает что. Он покачал головой, посмотрел с грустью на то, что окружало это святое место, и сказал мне: «Вот здесь крестили первого евразийца». Я переспросил его, поскольку тогда не понимал, о чем идет речь. А позже он мне рассказал немного о той замечательной традиции евразийства, созданной русской эмигрантской школой в 20-е годы XX века, представителями которой были замечательный русский историк Георгий Владимирович Вернадский — сын В.И.Вернадского, и не менее выдающийся ученый-географ Петр Николаевич Савицкий. Эти два имени я впервые услышал из уст Ю.Н.Рериха и уже потом, после его смерти, мне удалось связаться с этими людьми. В течение ряда лет я переписывался с Вернадским, который работал в Йельском университете в штате Коннектикут, и с Савицким. В свое время Юрий Николаевич поддерживал с ними тесный контакт, поскольку для него они были близкими людьми и единомышленниками. Их объединяла общность взглядов на особенности развития и роль России, то, что можно назвать теософией Русско-евразийского пространства. Согласно этой концепции историческая Россия — это не та Россия, которую подвергли вивисекции так называемые демократические силы, а это некое историческое пространство, где совершались колоссальные по своему размаху и напряжению этнические процессы и где проходила так называемая евразийская ось истории (это примерно на широте 50-й параллели). Вокруг этой евразийской оси истории группировались в свое время и скифы, и гунны, и тюрки, и монголы. И все это наложило серьезный отпечаток на судьбу России. В течение последних трехсот лет Россия включила в себя большую часть этих пространств и существовала и еще в какой-то мере существует как евразийская, точнее, как русско-евразийская держава. Об этом, как вы знаете, много писал и Л.Н.Гумилев, принявший эстафету евразийства у П.Н.Савицкого, с которым они вместе сидели в сталинских лагерях. Должен сказать, что мне очень повезло в жизни, потому что у меня было два учителя: Ю.Н.Рерихи Л.Н.Гумилев.
Другая важная концепция, которая, так же как и евразийская, стала предметом моих научных изысканий благодаря моему учителю Ю.Н.Рериху, связана с проблемой времени и с его работой «К изучению Калачакры». Дело в том, что одна часть этой эзотерической доктрины может считаться экзотерической, то есть в какой-то мере доступной простому смертному, и эта часть связана с астрономией и с хронологией, с проблемой календаря. А проблема календаря непосредственно касается 60-летнего «звериного» цикла. Юрий Николаевич, который очень интересовался проблемой времени, вкратце мне объяснил, что такое этот цикл и сколько времени он существует в Евразии.
Что же в итоге я усвоил и попытался потом воплотить? Если помните, в стихотворении, которое я вначале прочитал, есть такое выражение: «Круженье времен и закат Калачакр». Калачакра, как вы знаете, в переводе с санскрита означает Колесо времени. Это Колесо времени представляет собой своего рода модель того, что происходит в сознании человека и в сознании этноса, в сознании культуры на протяжении ее исторического развития. А что же происходит? Происходит кружение вокруг какой-то определенной безусловной ценности. Эта ценность неподвластна течению исторического, эмпирического, хронологического времени. Эта ценность и есть то зерно культуры, тот культ — буддийский, христианский, исламский — любой иной, вокруг которого вращается человеческое сознание, сознание общества. Если существует святыня — существует человек, существует народ, существует нация, существует государство. Если святыня выбивается — нет ни государства, ни нации, ни народа, происходит распад личности. Исходя из этой концепции Калачакры, которую дал мне Юрий Николаевич, я уже после его ухода сделал следующий вывод: существуют некие священные ритмы великих мировых религий, которые позволяют бороться с хаосом, энтропией времени и таким образом сохранять цивилизацию, культуру. Пока мы приносим дань исторической памяти, время против этой памяти бессильно. Эту закономерность нетрудно осознать именно сегодня, когда мы отмечаем столетие Юрия Николаевича и в каком-то смысле он как бы соприсутствует здесь с нами. Это есть реальная историческая память, тот анамнезис, без которого невозможны культура и традиции.
Более сорока лет я занимаюсь проблемой священных ритмов культур. И мне удалось, как мне кажется, построить несколько моделей культур по принципу литургических парадигм. Иными словами, это модели того, как цивилизация представляет самое себя в духовном плане. Я назвал это «Священные ритмы мировых религий». И хочу вам для примера три таких модели показать, чтобы вы увидели, как эти ритмы проявляют себя в зороастрийской, буддийской культуре, в христианской православной цивилизации. Как вы сами можете убедиться, везде действует один и тот же принцип.
Благодарю вас за внимание и в заключение хочу прочесть четыре строчки из стихотворения,которое я посвятил Юрию Николаевичу Рериху. Оно называется «Евразия в огне». Завершаются стихи так:

Евразия в огне!
Святая часть земли несокрушима.
Евразия в огне!
Крещеньем огненным озарена.
Георгий на коне
Проносится неслышно и незримо,
Вдевая ногу мне
В звенящие златые стремена!

https://lib.icr.su/node/2207

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 17 авг 2021, 10:29

Он прошел через всю мою жизнь...
Г.М.Бонгард-Левин,
академик РАН, Москва

Дорогие друзья! Прежде всего я хотел бы сказать, что все, что связано с Юрием Николаевичем, со Святославом Николаевичем, со всей великой семьей Рерихов, всем нам одинаково дорого.
Мне в жизни исключительно повезло. Закончив восточно-индийское отделение МГУ, я был принят на работу в Институт востоковедения. Это было в далеком 1956 году. До этого я изучал санскрит у профессора Паттерсона, ездил в Петербург и занимался текстами на брахми у замечательного отечественного индолога В.С.Воробьева-Десятовского, который, к сожалению, скончался, когда ему было всего 28 лет. В институте я был простым лаборантом, выполнявшим всякую техническую работу. Неплохо знал английский язык, что, может быть, было связано с тем, что случилось, а быть может, в этом следует видеть некий «перст судьбы»... А случилось вот что. В один прекрасный летний день 1957 года меня вызвал директор института академик Б.Г.Гафуров и сказал: «Гриша, Вам надо послезавтра поехать на Ленинградский вокзал и встретить Рерихов. Они приезжают в Россию». Как сейчас помню свое довольно странное состояние, потому что я не очень представлял себе, кто такие эти Рерихи. Прошу простить меня, мне было тогда 23 года, я был знаком с именем и картинами художника Николая Рериха, а о Юрии Николаевиче, к стыду своему, ничего не знал. Ведь работы его здесь были почти недоступны, к тому же занимался я в то время эпиграфикой, то есть надписями, а отнюдь не буддизмом и не тибетскими памятниками.
Приехав на вокзал, я был одним из первых, кто встретил Юрия Николаевича и двух его спутниц — Ираиду Михайловну и Людмилу Михайловну Богдановых, на Родине. Позже я помогал им в переселении из гостиницы «Ленинградская» на квартиру на Ленинском проспекте. Главным багажом были книги, тибетские рукописи, которые потом составили прекрасную коллекцию Мемориального кабинета Ю.Н.Рериха в Институте востоковедения.
Чуть позже случилось так, что мне вновь исключительно повезло: меня и Шагдарена Биру ныне академика, Юрий Николаевич взял к себе в аспирантуру. В течение почти трех лет вместе с Викторией Викторовной Вертоградовой (ныне доктор филологических наук) два раза в неделю мы ходили к Юрию Николаевичу на Ленинский проспект изучать ведийский санскрит. Вокруг висели картины отца, стоял большой письменный стол, за который он садился с одной стороны, а с другой сидели мы: совсем еще молодые, в то время стеснительные люди, и повторяли за Юрием Николаевичем основы ведийского санскрита, который очень отличается от классического санскрита и труден для перевода и понимания.
Не буду рассказывать, какое впечатление производил Юрий Николаевич как учитель — это некое таинство, которое не стоит разглашать, оно должно остаться при ученике.
Все вы, конечно, знаете, что Юрий Николаевич всегда хотел вернуться на Родину, за которую в годы Великой Отечественной войны готов был сражаться на фронте. Неоднократно он пытался вернуться в Россию, но удалось это только в 1957 году во времена «хрущевской оттепели». В Институте востоковедения, где он возглавил сектор, Юрий Николаевич, будучи уже далеко не молодым человеком, развернул просто титаническую работу по восстановлению тибетологических, монголоведческих, санскритских и уйгурских исследований в России. За неполных три года он успел сделать невероятно много, с полной самоотдачей относясь ко всему, за что брался, а ведь работать в условиях новой России ему было исключительно трудно. Он никак не мог понять того партийно-бюрократического типа отношений, который царил и в институте, и в других инстанциях. Юрий Николаевич был человеком дела в самом высоком смысле этого слова и не мог уразуметь, как можно, не предупредив, отменить заседание, на которое он приехал, или как можно забыть вызвать его на какое-то важное мероприятие. Психологически ему было очень трудно войти в эту новую для него Россию. Апофеозом чудовищного давления партийно-бюрократического пресса, во многом повлиявшим на безвременную кончину Юрия Николаевича, явилось так называемое дело о «Дхаммападде». Издание перевода «Дхаммападды», где он был главным редактором, обсуждалось не только в институте, но и в ЦК КПСС. Юрий Николаевич просто никак не мог взять в толк, почему ЦК партии занимается такими вещами, почему люди, не имеющие отношения к науке, могут обсуждать его взгляды на буддизм или на рождение Будды.
20 мая 1960 года Юрий Николаевич скоропостижно скончался. Узнав о случившемся и приехав на квартиру на Ленинском проспекте, я получил из рук сестер Богдановых один очень дорогой для меня документ. Это был отзыв на мою рецензию на русское издание «Артхашастры», написанный Юрием Николаевичем как членом редколлегии журнала «Советское востоковедение» и датированный 20 мая 1960 года. Копию этого отзыва я обязательно передам в ваш Музей. По-видимому, это было последнее, что Юрий Николаевич успел написать.
В 1979 году мне посчастливилось побывать в Кулу. Тогда в связи с семидесятипятилетием Святослава Николаевича его наградили орденом. Вручать награду и приветствовать от имени Академии наук поехала маленькая делегация во главе с академиком А.П.Окладниковым. Но почему я об этом сегодня вспоминаю? Потому что там вновь случилось нечто для меня исключительное. Две ночи мне пришлось провести в комнате, где в свое время жил Юрий Николаевич. Такого волнения, какое я испытал тогда, я более в жизни своей не припомню. Я спал на постели Юрия Николаевича, меня окружали его книги, статуэтки. Это очень сильно повлияло потом на мое отношение к вещам Юрия Николаевича — они приобрели статус священных. Когда мы уезжали, то Святослав Николаевич сказал нам: «Знаете, мы редко бываем в Кулу, здесь все приходит в упадок. Поэтому лучше будет, если вы заберете все эти книги с собой. Все — и Елены Ивановны, и Юрия Николаевича. Если хотите, возьмите какие-то картины, какие-то вещи — все это приходит в такое состояние...». Но, естественно, пиетет перед каждой вещью, книгой, строкой учителя был таков, что мы с Окладниковым даже брошюрки не взяли. Потом я сожалел, потому что эти книги могли составить часть библиотеки какого-нибудь института.
Юрий Николаевич прошел через всю мою жизнь, и я безмерно благодарен за это судьбе. Должен сказать, что я виноват перед Юрием Николаевичем в том, что не выучил тибетского языка, хотя начинал с ним заниматься. Академик Бира, другой его ученик, стал одним из лучших в мире знатоков тибетского языка. Но, возможно, моя вина перед Юрием Николаевичем частично снимается тем, что, начав в свое время по его настоянию заниматься буддийскими и санскритскими текстами из Центральной Азии из коллекции Ольденбурга, я издал два тома с этими текстами, сейчас третий выходит. Академик Бира писал рецензию на это издание.
И в заключение я хотел бы поделиться с вами своей болью. Хотя бы раз в году я стараюсь побывать в дорогой моему сердцу квартире Юрия Николаевича, которая содержит еще рукописи, книги, картины, дух Юрия Николаевича. Но атмосфера, которая там сейчас царит, производит очень тяжелое впечатление. И наш общий и мой личный долг перед Юрием Николаевичем в том, чтобы его квартира, где висят картины его отца и брата, где хранятся его книги, стала, наконец, достоянием России, открытым для всех мемориальным музеем-квартирой.

https://lib.icr.su/node/2206

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 17 авг 2021, 10:30

Воспоминания об учителе Ю.Н.Рерихе
Ш.Бира
академик,
Генеральный секретарь Международной
ассоциации монголоведения,
Улаанбаатар, Монголия

Шел 1957 год. Это было переломное время моей жизни. Тогда мне исполнилось тридцать и прошло уже шесть лет с тех пор, как я окончил Московский государственный институт международных отношений, однако я мучительно долго не мог найти свое место в науке, несмотря на то, что по мере сил и возможностей старался подготовить себя к научной деятельности. Вот как раз в такой сложный период, хотя и с опозданием, судьба мне улыбнулась. Будучи аспирантом Института востоковедения АН СССР, я встретился с учителем, который помог мне найти то, что я искал и чему мечтал посвятить энергию своей молодости и впоследствии всю жизнь. Я нашел интересную для себя область в востоковедной науке и получил возможность серьезно подготовиться к настоящей научной работе под руководством крупнейшего ученого. Юрий Николаевич Рерих, безусловно, был настоящим подарком судьбы для таких молодых людей, как я. Я был свидетелем того, каким огромным научным авторитетом он пользовался у научной молодежи, да и не только у молодежи, но у всей советской творческой интеллигенции, хотя находились и такие люди, которые относились к нему настороженно, с недоверием и даже мешали ему в работе.
В результате наших многократных и обстоятельных бесед с Юрием Николаевичем я твердо решил заниматься, кроме монголоведения, смежными отраслями востоковедения — тибетологией, буддологией, а также необходимыми для этого языками: тибетским, которым я занимался в детстве и после окончания института, и буддийским санскритом. Темой для моей диссертации мы выбрали исследование исторических хроник, написанных монгольскими ламами на тибетском языке. Для того времени это была весьма неординарная инициатива, которая могла вызвать недоумение и даже неодобрение со стороны некоторых ученых. Но Юрий Николаевич был убежден в необходимости научной разработки этой темы, а я, жаждавший заниматься чем-то оригинальным и «чисто» научным, был готов над ней работать. Должен сказать, что при утверждении темы на секторе Монголии Института востоковедения прозвучали нотки сомнения в ее актуальности, однако авторитет Юрия Николаевича пересилил и тема была утверждена.
Наши занятия были подчинены форсированной разработке темы. На следующий же день после ее утверждения мы встретились на квартире Юрия Николаевича, в его просторном кабинете, где было много книг, тибетских и монгольских ксилографов и рукописей и где висели знаменитые картины его отца. Тогда мне трудно было оценить, до какой степени мне повезло: ведь я мог приходить домой к Юрию Николаевичу чуть ли не каждый день, иногда и по выходным, чтобы получить дополнительную консультацию по чтению и анализу трудных тибетских исторических текстов и поделиться впечатлением от прочитанных книг по тибетологии и буддологии, которыми мой учитель щедро обеспечивал меня из своей личной библиотеки. Он обладал такими ценными книгами и научными журналами по тибетологии, которых даже в «Ленинке» было не найти.
Наши индивидуальные занятия имели некоторую особенность. Дело в том, что Юрий Николаевич, прекрасно владевший монгольским языком, считал свое знание недостаточным и хотел практиковаться в современном монгольском языке, как он выражался, с прирожденным носителем этого языка. Он говорил, что у него было мало возможностей заниматься современным монгольским языком, ибо он встречался только с немногими проживавшими в Индии монголами-ламами, в основном выходцами из Внутренней Монголии. Кроме языка Юрий Николаевич очень интересовался жизнью современной Монголии, много расспрашивал о ней, об Улан-Баторе (ныне Улаанбаатар) и т.д. Он не раз упоминал, что его отец, Николай Константинович, любил Монголию, хорошо знал ее историю и традиции и немало своих картин посвятил нашей стране. По его словам, Николай Константинович, оказавшись в Монголии в 1927 году во время своей знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции, чувствовал необычайное творческое вдохновение. Он верил в будущее Монголии, породившей Чингис-хагана, которого учитель называл «монгольским Прометеем». Юрий Николаевич говорил: «Любовь к Монголии у меня в крови», — и рассказывал о татарском происхождении своей прабабушки. Особенно меня поражало его знание письменного монгольского языка. Он с легкостью разъяснял нам тибетские буддийские трактаты на монгольском языке и толковал буддийские термины, приводя их санскритские, тибетские и монгольские эквиваленты в соответствующих письменах, аккуратно выводя их простым карандашом на листе бумаги, который использовал вместо доски. Он обладал феноменальной памятью, редко обращался к словарям.
Юрий Николаевич включил меня в небольшую группу изучающих тибетский язык, которой он руководил. Официально нам было положено заниматься тибетским языком три раза в неделю по два часа. В группе было пять аспирантов, включая меня.
Юрий Николаевич очень хотел снова попасть в Монголию, часто вспоминал о своем путешествии по этой стране в 1927 году в составе Центрально-Азиатской экспедиции. Вскоре его мечта осуществилась, в 1958 году он приехал в Монголию по приглашению монгольского правительства, в котором хорошо знали Юрия Николаевича как крупного ученого-монголиста, вернувшегося из Индии на Родину с разрешения Никиты Хрущева. Тогда Ученый комитет Монголии готовился к Первому международному конгрессу монголистов-филологов, который должен был состояться в 1959 году, и оргкомитету конгресса особенно важны были советы Ю.Н.Рериха. Будучи его аспирантом, я сопровождал его во время пребывания в нашей стране. За три-четыре недели он посетил научные и религиозные центры Монголии, встретился с членами правительства, учеными и даже успел побывать в моей юрте, где я жил с семьей летом (это к северу от Улан-Батора, в местности Яргайт). Ему понравилось, как мы живем в юрте, и он говорил, что будет приезжать в Монголию каждое лето на отдых, подышать чистым горным воздухом. Он еще говорил, что очень любит ездить на лошади, и наказывал мне непременно найти для него хорошего монгольского коня с хорошим казацким седлом.
С особым удовольствием Юрий Николаевич посетил Гандан, единственный уцелевший и действовавший монастырь. Он приходил в этот монастырь несколько раз, встречался с ламами, знакомился с монастырской библиотекой. Побывал также в Государственной библиотеке, в Тибетском фонде, где хранится более миллиона экземпляров рукописей и ксилографов. Юрий Николаевич говорил о необходимости использовать эти библиотечные коллекции для развития тибетологии и монголоведения, мечтал привлечь к этому делу специалистов и создать тибетологический центр в Улан-Баторе. На его взгляд, для этого имелось все необходимое — материалы, люди и традиции.
Во время пребывания в Монголии Юрий Николаевич очень хотел отыскать картину его отца «Владыка Шамбалы Ригден Джапо». Эту картину Н.К.Рерих создал в Улан-Баторе, когда находился там во время Центрально-Азиатской экспедиции, и подарил правительству Монголии, вручив ее тогдашнему премьер-министру Церендоржу. Мы расспрашивали многих людей об этой картине, однако тогда ничего не смогли разузнать о ее судьбе. Юрий Николаевич верил, что она находится в Монголии, не мог допустить и мысли о том, что она может пропасть. И действительно, несколько лет спустя, в начале 1960-х годов, картина была обнаружена в запасниках Центрального музея изобразительного искусства в Улан-Баторе. С тех пор она находится в постоянной экспозиции музея и числится в ряду бесценных памятников культуры. Должен сказать, что именно приезд Юрия Николаевича вызвал интерес к пропавшей картине у многих моих соотечественников, которые нашли знаменитую работу Николая Рериха и снова вернули ее монгольскому народу.
К тому, что я уже написал об этой картине [1, с. 456—459], добавлю новые сведения, которые имеют отношение к истории ее создания. Известно, что отец и сын очень интересовались легендой о Шамбале, которая была широко распространена во всех буддийских странах, особенно в Тибете и Монголии. Не вызывает сомнений, что Николай Константинович создал свою картину под непосредственным впечатлением от всего того, что он услышал и узнал относительно легенды о Шамбале в самой Монголии. Как свидетельствуют современники художника, Николай Рерих воочию наблюдал, что вера в наступление Новой эры, эры Шамбалы, была необычайно сильна в Монголии. На улицах монгольской столицы художник встречал отряды кавалеристов, которые пели песню о Шамбале, сочиненную бойцами Сухэбаатара. Песня называлась «Жан Шамбалын дайн» («Война Северной Шамбалы»). В ней был такой куплет:
Северной Шамбалы война.
Умрем в этой войне,
Чтоб родиться вновь
Витязями Владыки Шамбалы [2].

Песня пользовалась тогда необычайной популярностью в Монголии, ее знали стар и млад. Люди моего поколения в детстве пели ее на мелодию песни «Улаан туг» («Красное знамя»). По свидетельству моего друга Содномдаржа — ему сейчас 75 лет, — эта песня была очень популярна и во Внутренней Монголии. На эту мелодию известный поэт Внутренней Монголии Сайзангуа написал стихи весьма революционного содержания. С помощью известного монгольского фольклориста профессора П.Хорлоо мне удалось узнать некоторые новые данные о песне «Война Северной Шамбалы». Эта песня родилась во время Народной революции 1921 года и скорее всего была посвящена знаменам революционных бойцов. Было четыре знамени — полководческое, красное, желтое, зеленое. Удалось обнаружить следующие куплеты этой песни:

Знамя Полководческое поднимем
Геменов [3] неугодных уничтожим,
В стране Жан Шамбалы
Непременно переродимся.

Знамя желтое поднимем,
Славу религии вознесем,
Мы же ученики ее,
На войну Шамбалы поднимемся.

Знамя зеленое поднимем,
Славу нойонов [4] вознесем,
Геменов коварных с помощью
Смирных в серых [5] подавим [6].

Эти куплеты, посвященные разным знаменам монгольских революционеров, свидетельствуют об общенациональном характере монгольской революции на ее первоначальной стадии, когда в ней участвовали представители всех слоев населения, — и нойоны, и ламы, и араты. Знамена отражали разносторонний состав первых монгольских революционеров, которые боролись за национальную независимость страны. В этой борьбе, как свидетельствует песня, монголов воодушевляла вера в наступление Новой эры, эры Шамбалы, что и было отмечено и наглядно показано Николаем Рерихом.
Через год, в августе 1959-го, Юрий Николаевич снова приехал в Монголию на конгресс монголистов. В состав советской делегации входили профессор Гарма Санжеев, ученый-филолог Цыдендамбаев и заместитель директора ИВ АН СССР Н.А.Дворянков. Юрий Николаевич подготовил доклад на тему «Монгольские заимствования в тибетском языке», причем написал его по-монгольски. Приехав в Улан-Батор, он дал мне текст доклада, чтобы я прочел и поправил архаично звучащие фразы. Но там, по существу, нечего было поправлять, в чем я его и уверил. Я был просто восхищен прекрасным литературным стилем. Следует сказать и о том, что Юрий Николаевич был одним из немногих иностранных участников конгресса, кто зачитал свой доклад на монгольском языке (кроме него это сделали некоторые представители японской делегации).
После конгресса он написал интересный обзор об итогах первой встречи монголистов в столице Монголии, подчеркнув, что это был, «несомненно, важный этап в истории монголистики» [7, с. 240]. Таким образом, мы с полным основанием можем сказать, что Ю.Н.Рерих стоял у истоков международного сотрудничества монголоведов, которое впоследствии переросло в ныне действующую Международную ассоциацию монголоведения с центром в Улан-Баторе.
Юрий Николаевич собирался вновь приехать в Монголию в 1960 году. Однако ему так и не удалось это осуществить. Он скончался 21 мая 1960 года, примерно за месяц до моей защиты. Он ушел от нас в полном расцвете своих творческих сил, у него было столько замечательных планов по возрождению традиций школ монголоведения и тибетологии на Родине.
В заключение позвольте выразить надежду, что тема «Рерихи и Монголия» будет продолжена и разработана совместными усилиями русских и монгольских ученых, а также всеми заинтересованными организациями. Это особенно актуально в настоящее время, когда наши страны переживают весьма сходные ситуации и когда мы стремимся строить наши отношения по-новому.
Должен сказать, что мы, к сожалению, долгое время не очень понимали, да и попросту многого не знали о том, как члены семьи Рерихов, все вместе и каждый в отдельности, строили духовные мосты между нашими странами. Поистине велик их вклад в изучение и популяризацию культуры Монголии еще в те времена, когда она была почти забыта в мировой истории. Именно тогда Николай Константинович писал о Монголии как о стране огромного жизненного потенциала, устремленной к небывалому строительству. Он сравнивал ее с «неотпитой чашей» и призывал к бережному и доброжелательному к ней отношению, к добрым действиям и доброму помышлению, уважению к тем построениям, которые могут здесь возникнуть. В свое время Николай Константинович призывал: «Из древних чудесных камней прошлого сложите ступени грядущего». Примерно такую же мысль высказывал и Юрий Николаевич, сравнивая Монголию, только что вставшую в начале 1920-х годов на путь новых перемен, с Тибетом. Мне кажется, что эти вещие слова были сказаны не в те далекие годы, а сегодня, когда Монголия, возрождаясь и переоценивая свое славное прошлое, все более явно приобщается к общечеловеческим ценностям, к завоеваниям научно-технического прогресса.
Нельзя сказать, что монголы вообще не знали Рерихов и их творений, особенно замечательных полотен Н.К.Рериха и трудов Ю.Н.Рериха о Монголии. Оба они оставили добрую память о себе, когда в 1926—1927 годах, в течение почти полугода находились в нашей стране со своей знаменитой Центрально-Азиатской экспедицией. По счастливой случайности сохранился до наших дней маленький деревянный домик в Улан-Баторе, где располагалась штаб-квартира экспедиции. Об этом домике Юрий Николаевич в свое время писал: «Для штаб-квартиры нам посчастливилось найти небольшой четырехкомнатный дом с двумя просторными дворами и конюшнями» [8, с. 119]. Здесь экспедиция работала, здесь же профессор Н.К.Рерих создавал свои удивительные «картины с уникальными видами страны» [там же]. В этом же доме, по всей вероятности, трудилась и Елена Ивановна Рерих над своими работами «Основы Буддизма» и «Общее Благо» («Община»), которые были напечатаны в местной маленькой монгольской типографии.
До недавнего времени в Монголии еще можно было найти людей, лично знавших Рерихов, особенно Юрия Николаевича. Такого, например, как Содов. Будучи студентом старшего класса монгольского училища учителей, он по рекомендации Цыбена Жамцарано, ученого секретаря Ученого комитета Монголии, давал уроки монгольского языка Юрию Николаевичу во время его пребывания в нашей стране в 1926 - 1927 годах. В 1967 году в газете «Утга зохиол урлаг» известный монгольский поэт М.Цэдэндорж опубликовал свою беседу с неким Ламжавом, одним из бурят-монголов, которые с помощью Цыбена Жамцарано были наняты на работу в экспедицию Николая Рериха, направлявшуюся в Лхасу Ламжав находился рядом с Рерихами и рассказал о том, в каких трудных условиях они совершали свое героическое путешествие в Тибет.
Тесная связь Рерихов с Монголией очевидна. Однако, к великому нашему сожалению, вплоть до недавнего времени в Монголии не проводилась работа по увековечению памяти Рерихов. Только в 2001 году по инициативе монгольских деятелей науки и культуры было создано Рериховское общество Монголии, которое уже начало налаживать связи с российскими рериховскими обществами и с отдельными заинтересованными людьми.
По нашему ходатайству деревянный домик, где проживали Рерихи, городская администрация Улаанбаатара взяла под охрану как исторический памятник монгольской столицы. В будущем мы планируем создать здесь монгольский музей Рерихов. Это требует немалых усилий и денежных средств, которыми не располагают ни Международная ассоциация монголоведения, ни вновь созданное Рериховское общество Монголии. Надеемся на спонсоров и поддержку правительственных и неправительственных организаций, в том числе зарубежных. Мы готовы сотрудничать со всеми заинтересованными организациями и людьми в благородном деле увековечения памяти Рерихов в Монголии и в научной разработке темы «Рерихи и Монголия».

Литература и примечания
1. См.: Бира III. Вопросы истории, культуры и историографии Монголии. Улаанбаатар, 2001.
2. Эти строки приводятся по книге Н.К.Рериха «Сердце Азии».
3. Так монголы называли тогда китайские войска. Гёмен — от китайского «гоминдан».
4. Т.е. князей.
5. Монголы называли тогда русских солдат «номхон бор», что значит «те смирные, одетые в серые шинели».
6. Перевод с монгольского Ш.Бира.
7. См.: Проблемы востоковедения. 1960. № 1.
8. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Самара: Агни, 1994

https://lib.icr.su/node/2204

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 17 авг 2021, 10:31

100 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха: Материалы Международной научно-общественной конференции. 2002

https://lib.icr.su/node/2197

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 19 авг 2021, 12:22

Онлайн-экскурсия «Юрий Николаевич Рерих – учёный-мыслитель, востоковед и лингвист». Анонс

Дорогие друзья!

Ко дню рождения Юрия Николаевича Рериха в рамках московского просветительского проекта «Прогулки по музеям онлайн», организованного и проводимого Городским методическим центром Департамента образования и науки города Москвы, Международный Центр Рерихов представляет восьмую экскурсию по виртуальной экспозиции общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Тема – «Юрий Николаевич Рерих – учёный-мыслитель, востоковед и лингвист».

Ю.Н. Рерих, старший сын в семье Николая Константиновича Рериха, вернулся на Родину в 1957 году. В Институте востоковедения Академии наук СССР Юрий Николаевич возглавил специально созданный «Сектор философии и истории религии Индии». Благодаря его трудам возродились научные традиции российского востоковедения, была создана отечественная школа тибетологии, впервые стал преподаваться санскрит, а также был заложен фундамент новой науки – номадистики (изучение кочевых племен).

Онлайн экскурсия пройдет по залу, посвященному Юрию Николаевичу Рериху, и состоится 20 августа в 14:00.

Экскурсию проводит Эдуард Русланович Крамп, научный сотрудник отдела развития общественного Музея имени Н.К.Рериха.

Просмотр на YouTube – канале МЦР:

https://www.youtube.com/watch?v=uunujLWKmH8

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 10 мар 2022, 11:46

ВСТРЕЧИ С Ю.Н. РЕРИХОМ
Б.А. СМИРНОВ-РУСЕЦКИЙ

Вскоре была организована вторая, более обширная выставка картин Н.К.Рериха в Третьяковской галерее. Она также пользовалась неизменным успехом, как и все последующие его выставки.
Встал вопрос о дальнейшей судьбе картин Николая Константиновича, привезенных на Родину. Юрий Николаевич передал большую часть их в дар государству, оставив у себя около ста этюдов и следующие картины: "Гесэр-хан", "Бум-Эрдени", "Тень Учителя", "Сергий-Строитель", "Будда в подводном царстве", цикл "Монголия" и другие.

По завещанию Николая Константиновича большая часть картин должна была быть передана в музеи Сибири и Алтая. Кроме того, Юрий Николаевич вел переговоры с директором Русского музея В.А.Пушкаревым, который обещал выделить отдельный зал для постоянной экспозиции картин Н.К.Рериха.

Интерес к творчеству Н.К.Рериха возрастал, и, естественно, к Юрию Николаевичу стали обращаться с просьбой прочесть лекции о живописи его отца. Впервые он был приглашен профессором А.А.Федоровым-Давыдовым на кафедру искусствоведения МГУ. Я поехал вместе с ним.
Первоначально предполагалось, что лекция будет прочитана для сотрудников кафедры; но стали приходить студенты, узнавшие о приезде Юрия Николаевича, и пришлось подыскать обширную аудиторию, где собралось человек сто пятьдесят. Они слушали лекцию, буквально затаив дыхание.

Мне не однажды довелось присутствовать на лекциях Юрия Николаевича. Трудно воспроизвести их содержание, они ни разу не были записаны. Но одно общее всегда им было присуще: Юрий Николаевич никогда не подчеркивал своей близости с отцом и даже не употреблял этого слова. Это было проявлением его великой скромности.

Сопровождавший отца в экспедициях, наблюдавший природу Гималаев и Тибета в самых разнообразных условиях, Юрий Николаевич отмечал именно реализм и правдивость искусства Рериха, его высокое умение отобразить несравненное величие Гималаев.
Позже, когда я показывал Юрию Николаевичу некоторые из своих работ, его любимым выражением было: "Здесь есть правда".

Ю.Н. Рерих: Материалы юбилейной конференции (1994)

http://lib.icr.su/node/778

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 21 май 2022, 18:04

21 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА РЕРИХА

Л.В.Шапошникова. СЛОВО О ЮРИИ НИКОЛАЕВИЧЕ РЕРИХЕ

Труд, проделанный Юрием Николаевичем за короткий срок его пребывания в нашей стране, в корне изменил ситуацию и изменил наше общественное мнение в пользу Рерихов. Это уникальное его деяние имело планетарное значение, и со временем мы все больше и больше будем осознавать эволюционную суть достигнутого им. Именно по инициативе и с помощью Юрия Николаевича были устроены первые выставки картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича. И мы увидели волшебный мир Красоты, который заставил задуматься многих из нас. Юрий Николаевич с присущей ему щедростью пополнил наши галереи, в частности Русский музей и Новосибирскую картинную галерею, бессмертными полотнами своего отца из собственной коллекции.

Именно от Юрия Николаевича окружавшие его люди узнали о сути и главной концепции Учения Живой Этики, или Агни Йоги. И узнали об этом не из книг, а от самого носителя этой концепции. <…> Юрий Николаевич постепенно становился уникальным энергетическим центром, которого так не доставало в те годы культурной России. В лице Юрия Николаевича постепенно возник действительный магнит, лучи которого осветили и энергетически инициировали будущее Рериховское движение. <…>

Без Юрия Николаевича многое бы не состоялось. Не состоялась бы, например, Центрально-Азиатская экспедиция, а если бы и состоялась, то не имела бы того важного результата, о котором мы теперь все знаем. <…>

Почти 10 лет Юрий Николаевич был директором Института Гималайских исследований, созданного Рерихами в 1928 г. в долине Кулу. И Институт был уникальным, как и его руководитель. Он создал новую концепцию деятельности этого комплексного научного учреждения, в котором сочетались древние достижения с современной наукой.

https://icr.su/rus/conferencies/1992/

Ю.Н. Рерих и С.Н. Рерих.jpg
Ю.Н. Рерих и С.Н. Рерих.jpg (186.1 KiB) 153 просмотра

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 21 май 2022, 19:21

Дорогой Юрий Николаевич!

Уехал с очарованной душою. Волна небывалая чего-то самого прекрасного, чудного, самого дорогого больше не умолкнет в сердце. Истинно, есть еще сказки на земле. Истинно, красота пробудит к подвигу зажженные сознания. Сколько искр и пламени восхищения выльется в пространство. И какой голод у молодежи по истинной красоте и крыльям духа. Когда-нибудь Вы прочтете книгу записей гостей «выставки картин Н. К. Рериха». Это истинный гимн великому подвигу красоты. В сердце чувствую, что будет сдвиг небывалый. Потому и 12-ое апреля считаем историческим днем. Долгожданная Мечта наконец-то осуществилась. Лучшие сердца теперь соберутся, объединятся вокруг костра подвига прекрасного. Они в своем сердце принесут священную клятву самим идти путем претворения идеалов Прекрасного в жизнь.
Это величайший Дар, который мы унесем как самое сокровенное в глубине сердца. За это — спасибо Вам.
Второй Дар — это встреча с Вами. Сказал ли, что уже в прошлом году, с тех пор как расстался с Вами, в сердце остался огонь несказанных чувств. Что-то несравненное привлекало. Сердце почувствовало что-то самое Родное. Как будто какой-то магнит — тоска из отживших веков. Тут и Елена Ивановна, и Николай Константинович. Вековечная Индия. Гималайское сияние. Заветный Тибет. Самые сокровенные струны в чаше. Преклоняюсь сердцем. Спасибо за доверие и дружбу. Жду всем сердцем новую эру неимоверного пламенного сотрудничества.

16.04.58 г.

Из письма Рихарда Рудзитиса Ю.Н. Рериху

Надежда Лебедева
Сообщений: 9015
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: О Юрии Николаевиче Рерихе

Сообщение Надежда Лебедева » 21 май 2022, 20:34

День памяти Юрия Николаевича Рериха

21 мая 2022 года исполняется 62 года со дня ухода из жизни Юрия Николаевича Рериха (3/16.08.1902–21.05.1960), крупнейшего востоковеда, лингвиста и энциклопедиста ХХ века. И как человек, и как ученый, и как гражданин своей страны он завоевал сердца всех, кто имел счастье быть знакомым, встречаться и работать рядом с ним, с кем его связывали научные и духовные устремления.

Имя Ю.Н.Рериха известно во многих странах мира. Он в совершенстве владел более чем 30 европейскими и азиатскими языками и диалектами, блестяще знал культуру Востока, его религию и философию и представлял то синтетическое направление востоковедения, которым по праву может гордиться Россия.

Ю.Н.Рерих провел за границей 35 лет, долго жил в Индии, которая оказала на него огромное влияние. Более 10 лет он являлся бессменным директором Института Гималайских исследований «Урусвати», уникального научно-исследовательского учреждения по комплексному изучению обширных территорий Азии. По отзыву индийского государственного и общественного деятеля К.П.Ш.Менона, «никто так глубоко не исследовал Гималаи и не изучал языки и религии, обычаи и нравы гималайских народов, как доктор Юрий Рерих». Он был из тех, кто действительно понимал Азию и знал жизнь Востока очень широко и глубоко.

Возвратившись на Родину в августе 1957 года, Ю.Н.Рерих продолжил дело, начатое в Индии, активно занимался научной деятельностью в Институте востоковедения АН СССР, создал школу тибетологии, начал преподавание в СССР санскрита, заложил фундамент новой науки – номадистики, воспитал немало молодых ученых. Он прожил в СССР всего лишь три года, но успел оставить ярчайший след в советском востоковедении, и не только в Москве, но и в других научных центрах.

Выдающийся ученый, генеральный директор общественного Музея имени Н.К.Рериха, академик Л.В.Шапошникова писала: «Без Юрия Николаевича многое бы не состоялось. Не состоялась бы, например, Центрально-Азиатская экспедиция, а если бы и состоялась, то не имела бы того важного результата, о котором мы теперь все знаем. Три Рериха вышли на ее маршрут: Николай Константинович, Елена Ивановна и двадцатидвухлетний Юрий Николаевич, тогда еще начинающий востоковед. Несмотря на молодость, Юрий Николаевич взял на себя самое трудное. Блестящее знание языков хинди, монгольского, тибетского позволили ему общаться с местным населением на том уровне, который был необходим экспедиции. Кроме этого, он отвечал за охрану экспедиции и ее безопасность. Теперь мы знаем, через какие опасные районы проходил ее маршрут. В неспокойном Тибете ее участников окружали агрессивные племена, готовые в любой момент к нападению на экспедиционный караван. Юрий Николаевич был храбр и отважен. Когда караван остановился в пустыне Монголии перед городом разбойника Джа-Ламы, то Юрий Николаевич вошел в него первым, чтобы проверить, грозит ли оттуда какая-либо опасность каравану или нет».

Именно Юрию Николаевичу Рериху мы обязаны тем, что имеем возможность широкого знакомства с многогранным творческим наследием его родителей – Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов. Заветная мечта родителей вернуться на Родину при жизни так и не сбылась. Это сделал старший сын Юрий Рерих, вернувший их доброе Имя и великое наследие в Советский Союз. Он привез на Родину принадлежавшую ему часть наследия родителей: более 500 картин отца, огромную библиотеку, ценные предметы.

При непосредственном участии Ю.Н.Рериха снимались не только запреты на все, что было связано с именами Рерихов, но и рассыпались многочисленные мифы об их жизни и творчестве. От Юрия Николаевича Рериха окружающие его люди узнали о сути и главной концепции учения Живой Этики. Именно он положил начало Рериховскому культурному движению в СССР.

По инициативе и при поддержке Юрия Николаевича устраивались первые выставки картин Н.К.Рериха сначала в Москве, а затем в Ленинграде, Риге, Киеве, Тбилиси и других городах.

Впервые на правительственном уровне Ю.Н.Рерихом был поставлен вопрос о создании в стране музея Н.К.Рериха. В этих целях он передал в дар Русскому музею около 350 картин своего отца при условии их постоянной экспозиции, 60 полотен были подарены Новосибирской картинной галерее. Однако при жизни Юрия Николаевича этой надежде не суждено было сбыться. Его дело продолжил Святослав Николаевич Рерих.

Юрий Николаевич Рерих ушел из жизни 21 мая 1960 года в возрасте 58 лет. Он похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Автором памятника выдающемуся русскому ученому является С.Н.Рерих.

Материалы о Ю.Н.Рерихе:

Юрий Николаевич Рерих // Международный Комитет по сохранению наследия Рерихов

Рерих Юрий Николаевич (1902–1960) // Сайт Международного Центра Рерихов

Хронология жизни и творчества Ю.Н.Рериха

Библиография

Шапошникова Л.В. Слово о Юрии Николаевиче Рерихе

Ю.Н.Рерих: Материалы юбилейной конференции (1994)

Международная научно-общественная конференция «110 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха» (8–11 октября 2012 года)

Зал Юрия Рериха

Каталог живописи и рисунка Н.К., С.Н.и Е.И.Рерихов из коллекции, находившейся в московской квартире Ю.Н.Рериха

Память о Юрии Николаевиче Рерихе

12 августа 1960 года в Институте народов Азии Академии наук СССР (ныне – Институт востоковедения) был официально открыт Мемориальный кабинет Ю.Н.Рериха, в основу которого легла научная библиотека Ю.Н.Рериха, а также коллекция тханок и старинных восточных рукописей.

16 октября 1962 на стене дома, где последние три года жил Ю.Н.Рерих (Ленинский проспект, 62), была установлена мемориальная доска.

В 1968 году состоялось открытие памятника Ю.Н.Рериху на Новодевичьем кладбище, выполненного по проекту его брата – С.Н.Рериха.

18 августа 1981 года в честь 80-летия выдающегося востоковеда состоялось восхождение альпинистов из Новосибирского академгородка на безымянную вершину Алтая, получившую имя пик Ю.Н.Рериха.

В 1992 году в Государственном историческом заповеднике «Горки Ленинские» проходила общественно-научная конференция, посвященная 90-летию со дня рождения Ю.Н.Рериха.

С 7 по 10 октября 2002 года в Международном Центре Рерихов состоялась Международная научно-общественная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Ю.Н.Рериха.

В 2004 году на территории усадьбы Лопухиных (Москва) установлен бюст Ю.Н.Рериха.

16 августа 2007 года в день 105-летия Ю.Н.Рериха в Окуловке состоялось открытие памятника, посвященного выдающемуся ученому.

9–10 октября 2017 года в Москве в общественном Музее имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов состоялась Международная научно-общественная конференция «Мы любовью Родины богаты» (к 115-летию со дня рождения Ю.Н. Рериха).

Видеодоклады:

Е.В.Троянова. Ю.Н.Рерих и Б.Н.Абрамов: вклад в формирование космического мировоззрения на родине

А.А.Лебеденко. Юрий Николаевич Рерих и семья востоковедов Дылыковых

Т.В.Александрова. Значение тибетско-русско-английского словаря с санскритскими параллелями Ю.Н.Рериха в развитии тибетологии

В.В.Фролов. Ю.Н.Рерих о начале монгольской эпохи (по работе «История Средней Азии»)

О.А.Лавренова. Власть пространства. Ю.Н.Рерих и география

Е.С.Кулакова. Образ Н.К.Рериха в творчестве Ю.Н. и С.Н.Рерихов

Е.А.Щусь. Синтетический научный подход в трудах Ю.Н.Рериха

И.Ю.Дьяченко. Особенности научной деятельности Ю.Н.Рериха на родине (1957–1960)

https://icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=7408


Вернуться в «Все вопросы, касающиеся Учения Агни-Йоги (Живой Этики)»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость