Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Все больше к нам приходит детей "из будущего", из Новой Эпохи, непохожих на остальных. В чем роль родителей в этом случае, как не дать погубить обществу Прекрасный Цветок грядущего? Такие вопросы будут обсуждаться в темах этого подфорума

Модераторы: Valentina, Надежда Лебедева

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:13

Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики
http://lib.icr.su/node/2412

В.Ф.БАК,
учитель биологии УВК № 11 г. Артемовска
Донецкой области (Украина), учитель-методист,
«Рыцарь Гуманной Педагогики», руководитель Артемовского
Центра Гуманной педагогики

Большой пробел получается в сознании
без понимания нашей связи со всей Вселенной,
со всем процессом эволюции. Необходимо проникнуть
сознанием в неразрывность Космического Существования,
в страшную ответственность человечества за эволюцию
всего Космоса.

Е.И.Рерих

Космическая эволюция действует и творит
через человека. Это творчество всегда конкретно
и предопределено. Все, чем располагает космическая
эволюция, идет через человека. Высокие духи
воплощаются на Земле, физи­чески на ней рождаются.
Плотная материя нашей планеты требует именно этого
– физического явления человека, нужного космической эволюции.

Л.В.Шапошникова

…Мы будем молча говорить
О том, как детство не убить.

Ника Турбина

Человек и космос составляют единое целое и постоянно взаи­модействуют. Казалось бы, эта мысль у современного человека не должна вызывать особых вопросов, ибо она подкрепляется всей историей культуры, философскими прозрениями и научными данными.

Живая Этика утверждает первостепенную важность для эволюции человечества Космических законов и важнейшего из них – закона постоянного энергообмена человека с различными космическими структурами Мироздания, что не может не убеждать в том, что космос и человек есть единая реальность: «Мироздание, – пишет Л.В.Шапошникова, – целостная энергетическая система, состоящая из различных энергетических структур, включая человека, которые взаимодействуют между собой в грандиозном энергоинформационном обмене. Последний рассматривается как одна из движущих сил космической эволюции. <…> Человек как энергетическая структура является не только частью Космоса, но и несет этот Космос в своем внутреннем мире. Последнее обстоятельство позволяет человеку влиять на эволюционное творчество Космоса посредством энергетики духа, содержащегося в человеке. Разъясняя это положение методологии Живой Этики, Е.И.Рерих пишет: “…в каждом созидании необходимо участие энергий человека как носителя высших принципов Космоса. В Сокровенном Учении сказано – миры, не населенные человеком, не могли развиваться и потому разрушились”. Таким образом, становится ясной зависимость миров или планеты от человека и его духовного и морального уровня» [1, с. 35–36].

Созвучные идеи мы встречаем у В.И.Вернадского: «Человек должен понять <…> что он не есть случайное, независимое от окружающего (биосферы или ноосферы), свободно действующее природное явление. Он составляет неизбежное проявление большого природного процесса, закономерно длящегося в течение, по крайней мере, двух миллиардов лет» [2, с. 253].

Сходную мысль формулирует французский мыслитель Пьер Тейяр де Шарден, размышляя о роли человека в космосе: «Я думаю, вряд ли у мыслящего существа бывает более великая минута, чем та, когда с глаз его спадает пелена и открывается, что он не затерянная в космическом безмолвии частица, а пункт сосредоточения и гоминизации универсального стремления к жизни.

Человек – не статический центр мира, как он долго полагал, а ось и вершина эволюции, что много прекраснее» [3, c. 40].

Такие представления о мире и человеке в культурном пространстве нашей планеты чаще отвергались, чем принимались. Современная эпоха в этом отношении также не является исключением. Поэтому, когда люди, в том числе многие ученые, философы, педагоги, задумываются о взаимодействии космоса и человеческого сообщества, возникает множество вопросов. Ответы на эти вопросы можно отыскать, обратившись к философии космической реальности, или Живой Этике, в которой содержатся знания о закономерностях и механизмах космической эволюции человека и человечества. Эта философия исходит из того, что творчество космической эволюции в земной истории реализуется в соответствии с комическими законами через сознательную дея­тельность людей. Законы эти, если можно так сказать, действительны как для космоса, так и для человека. К ним относятся закон Иерархии, закон энергообмена, закон единства всего сущего, закон противоположений и другие.

Среди многообразия законов Мироздания, в соответствии с которыми космическая эволюция осуществляет свое творчество, крупный философ нашего времени Л.В.Шапошникова выделяет такие законы, которые подтверждают, что «без космического творчества ничего произойти не может. <…>

Первый закон Космоса, о котором необходимо упомянуть: Высшее ведет в эволюции низшее. Без водительства материи высшего состояния, в какой бы форме это ни происходило, эволюции материи низшего состояния не происходит. Второй закон: В каждом явлении на Земле существуют две стороны – земная и надземная. Без учета обеих сторон реальность явления не может быть постигнута. И наконец, третий закон, закон учительства: Никакое знание и/или познание не может произойти без Учителя. Уровню учителя соответствует уровень ученика – начиная с земного учителя и кончая Учителем, представленным в цепи Космической иерархии, уходящей в Беспредельность» [4, с. 25].

Согласно Закону Высшее ведет низшее, на Земле рождаются высокие духи с новой энергетикой, которые инициируют продвижение человечества вперед. Они, как и все люди, проходят периоды детства, отрочества, юности, взросления и зрелости. В философии космической реальности появление высоких духов на Земле называется инволюцией Высшего в более низкие, плотные слои материи, или в более низкий план земной жизни. Об этом Л.В.Шапошникова писала: «Здесь мы имеем дело с одним из важнейших моментов сознательного творчества космической эволюции, когда необходимость в развитии какого­-либо мирового тела заставляет Высоких духов, прошедших эволюционный многоступенчатый путь, много выше и длиннее земного, спуститься по коридору, или тоннелю, инволюции, чтобы придать определенной планете и ее населению энергетический импульс для дальнейшего развития, формирования нового сознания, нового человека и новой эпохи. <…> вышеописанное космическое творчество вполне возможно и находит подтверждение в детях нового сознания, являющихся сейчас основой наступающей новой расы и отличающихся от нас» [5, с. 47]. Мы, живущие сегодня, являемся современниками, свидетелями и в какой­-то мере уча­стниками процесса явления этих «высоких духов» на Землю. И несем за этих детей нравственную и социальную ответственность за то, какое будущее их ожидает. Ибо от их будущего, от того, насколько полно они смогут реализовать свою эволюционную миссию, напрямую зависит будущее человечества, его переход на более высокую эволюционную ступень, поскольку эти дети несут на Землю новую энергетику, новые знания и расширяют сознание людей

Как следует из философской концепции Л.В.Шапошниковой, особое значение для нашей темы имеет закон Высшее в космической эволюции ведет низшее. Эта помощь имеет вполне реальное энергетическое выражение. Высшее как бы входит в сферу низшего и привносит туда свою, более высокую, энергетику, тем самым открывая возможность низшему подняться до своего уровня. В этом механизме творчества космической эволюции важная роль принадлежит не только высшему, но и низшему – в нашем случае человеку, который также должен «помогать» космической эволюции своими устремлениями, мыслями и действиями, направленными на реализацию помощи высшего в своей деятельности. Таков в целом механизм реализации творчества космической эволюции в земной истории. Этот механизм применим и для объяснения процесса появления на нашей планете детей нового сознания, или детей Света.

«Человек уявлен восприемником всех Сил Космоса, но вместе с тем он является преобразователем их в полезные или вредоносные воздействия соответственно его нравственному развитию», – отмечает Елена Ивановна Рерих [6, с. 290]. То, что мы только что изложили, непосредственно относится к проблеме детей Света и к тому очень важному моменту их жизни, который связан с оземлением высоких духов.

«…Мало приемников Света, и те немногие, кто могут ими быть, вынуждены нести на себе всю ту нагрузку, которая должна бы была быть распределена между гораздо большим числом людей… Условия плотные не сочетаются с огнем, и острота дисгармонии тяжко ложится на плечи несущих знание людям. И пусто кругом. И некому разделить тягости духа, и некому им помочь в их Великом Служении Свету. В великом одиночестве проходят эти невидимые миру герои через жизнь, неся на себе непосильную тяжесть креста. Но люди питаются огнем, ими принесенным. Ими двигается эволюция. От них черпается знание, и их Светом планета живет» [7, с. 509].

С точки зрения эволюции, дети Света, представляя собой носителей новых качеств, способны изменить, улучшить мир взрослых. И если судить по задаткам детей Света, то он будет прекрасным. Через таких детей в мир прорываются знания о космической природе человека, о замысле Творца.

Много полезного и интересного в связи с нашей темой мы находим в классическом педагогическом наследии, в котором раскрывается глубокое понимание истинной духовной природы ребенка и понимание того, как оберечь ее и укрепить во взрослой жизни. В.А.Сухомлинский так пишет о ребенке: «Возлюби Ребенка. Возлюби его сильнее, чем самого себя! Уверуй, что Ребенок чище, лучше, честнее, талантливее тебя! Всего себя отдавай детям! И только тогда ты сможешь именоваться Учителем!» [8, с. 41].

«Дети по самой природе своей – оптимисты. Для них характерным является светлое, солнечное, жизнерадостное мировосприятие. Любить детей – это значит любить детство, а для детства оптимизм – то же самое, что игра красок для радуги: нет оптимизма – нет и детства. <…> Оптимизм – это будто волшебное цветное стеклышко, сквозь которое окружающий мир кажется ребенку великим чудом. Ребенок не просто видит и понимает, он эмоционально оценивает, он любит, увлекается, удивляется, ненавидит, стремится стать на защиту добра против зла. Нельзя отнимать у ребенка это волшебное стеклышко. Нельзя превращать его в холодного, рассудочного резонера» [9, с. 23].

Педагогическая классика относится к ребенку как к носителю Божественной сущности, которая, несмотря на сопротивление плотноматериального мира, прорывается в нем светом улыбки, бескорыстным стремлением к познанию, умением любить просто так и неиссякаемым оптимизмом. В Ребенке «живет» Свет, неосознанная духовность, она питает мир взрослых и способствует его изменению.

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:14

Классическая педагогика начала формироваться в пространстве Европы с I в н.э. и окончательно сложилась к XVIII–XX вв. Ее духовной основой является Христианское учение, утверждающее божественную сущность человека, которая живет в нем независимо от возраста, пола и социального положения. Классическая педагогика исповедует любовь как основной принцип воспитания и исходит из того, что воспитание заключается в создании условий для сохранения и проявления Божественной сути ребенка во взрослой жизни. Христианское учение впервые в истории развития человечества обратило особое внимание на детей как на людей, равноправных со взрослыми. В Библии ребенок рассмат­ривается стоящим к Богу, по многим своим качествам, ближе, чем взрослый.

Классическая педагогика не поясняет важнейшей эволюционной роли детей в развитии человечества, не раскрывает закономерностей энергетических взаимодействий и космической эволюции, но она отстаивает позиции воспитания детей в любви и терпении, единственных условиях для проявления образа Христа в ребенке. Все это очень важно для понимания проблемы процесса оземления сознания детей Света, который им приходится, так или иначе, проходить, приходя на Землю.

Об энергетической неповторимости детей и ее особом влиянии на мир взрослых можно читать между строк в произведениях Климента Александрийского, Яна Амоса Коменского, Джона Локка, Иоганна Генриха Песталоцци, Януша Корчака, Василия Александровича Сухомлинского. Педагогическое наследие накопило опыт воспитания человечества, который сегодня может быть осмыслен нами с точки зрения Живой Этики и продолжен в будущее. Классика всегда современна именно потому, что в ней отражен космический опыт, даже если он носит особенности своей эпохи.

Особый интерес представляет собой описание рождения младенца Христа. Этот факт до настоящего времени по воздействию на читателей остается одним из самых мощных эпизодов Библии. Младенец Христос энергетически значительно превосходил всех мудрых взрослых, собравшихся у Его ясель, потому вызывал в их душах чувство благоговения и поклонения. Наш современник, открывая Библию, не может не почувствовать особую радость, когда читает в ней об этом, а причина здесь одна – мы сталкиваемся с описанием мощного энергетического явления – явления инволюции Высокого духа в мир более плотной материи.

На примере Христа мы видим, что через ребенка, носителя более высокого сознания, в настоящей жизни утверждается будущее. Каким оно будет, мы не знаем, но можем точно сказать, что оно должно отвечать эволюционным задачам Космоса. Жизнь Мироздания и всего человечества как его части подчинена определенным Космическим законам, или законам Природы. Даже если мы сами придумываем уклад своей жизни, стараясь все в нем предугадать, наши планы корректируются Природой.

Ребенок, обладающий более высокой энергетикой, а в представлении многих и каждый появившийся на свет ребенок, ассоциируется в восприятии мудрых взрослых с чистым Светом, Даром Неба земному человечеству.

Если обратиться к Живой Этике, то она рассматривает инволюцию Высоких духов как проявление Космического закона Высшее ведет низшее и как одно из необходимых условий космической эволюции. Воплотившийся высокий дух проходит этапы детства, отрочества и юности. На Земле он попадает под воздействие различных воспитательных потоков: от семьи до внешней среды и школы. Перед взрослым человечеством стоит задача осознания и понимания этого явления и выстраивания педагогических и воспитательных систем в соответствии с Космическими законами. Только такие системы и будут сущностносообразными, жизненными и эволюционными. Мы живем в особое, переломное время, время прихода большого количества детей Света, или вестни­ков новой расы. В одной из книг Живой Этики читаем: «Расы утверждаются как поток новых сил, и если русло увековечено эволюционным движением, то каждый новый поток имеет свою космическую ноту» [10, 216]. Трудность современного периода заключается в том, что Высокие духи воплощаются в наших плотных условиях, которые чаще всего не соответствуют их Светоносной природе. Они приносят себя в жертву, но именно она необходима для эволюции человечества.

Наряду с Высокими духами приходят в земную жизнь и обычные представители нашей расы. Они тоже рождаются детьми и нуждаются в любви взрослых. О каждом ребенке можно сказать, что он носитель света, и к нему недопустимо применение грубости и насилия, но эволюционная роль, условно говоря, обычных детей и детей, обладающих новым сознанием, будет различна.

При беглом взгляде обычные дети и дети Света ничем не отличаются друг от друга, но эти различия существуют. Остановимся на некоторых особенностях детей нового сознания, которые приведены в докладе Л.В.Шапошниковой «Огненное творчество космической эволюции» на Международной конференции «Дети нового сознания» (Москва, 2006 г.).

Прежде всего, эти дети обладают способностью привносить в нашу жизнь совершенно новые идеи, подходы и способы решения проблем, что связано с их новой энергетикой и новым сознанием. «Старая энергетика и старое сознание не в состоянии создать ничего нового. Нужен новый энергетический импульс и новая энергетика, хотя и при их наличии борьба нового со старым все равно будет неизбежна» [5, с. 45].

Опираясь на закон Высшее ведет низшее, мы можем объяснить, почему эти дети обладают иной, нежели у нас, энергетикой. Высокие Духи, воплощающиеся на Земле, несут свою энергетику, необходимую для эволюции человечества. Нам может быть не совсем понятно, в каких материальных формах проявляется новая энергетика. Энергетика детей Света связана с накоплением психической энергии и выражается в более высокой духовной организации

Как чувствуют себя обычные люди рядом с теми, кто обладает подобной новой энергетикой? Скорее всего – это чувство беспокойства, которое охватывает нас всякий раз, когда мы сталкиваемся с чем­-то таким, что еще нами не понято, но в чем присутствует определенная сила. Мы постараемся пояснить это по аналогии на известном примере.

Интересные моменты, которые нас могут натолкнуть на осмысление проблемы оземления человека и, в частности, детей Света, мы находим в воспоминаниях о Павле Флоренском, которого можно было бы назвать человеком, обладающим новым сознанием. В этой связи интересны воспоминания о нем С.И.Огнёвой, записанные в 1920 г. Анализируя их, мы по аналогии можем сделать выводы о том впечатлении, которое могут оказывать некоторые современные дети, обладающие новой энергетикой.

«Иногда, пока я еще его не так близко узнала, мне казалось, что это гофмановская фигура, которая находится на границе между Доб­ром и Злом. Чувствуется присутствие несомненной большой силы, и я с тревогой много раз себя спрашивала, добрая ли это сила или злая. Теперь я в этом отношении покойна, для меня этот вопрос стал ясен раз и навсегда.

Отмечу еще некоторые свойства, одни – относящиеся к его мысли, другие – к его личности. Мысль его как­-то незаметно подчиняет, порабощает, хотя сам он решительно отрицает в себе деспотизм, но он есть, несомненно, и это помимо его воли. Это признают все, с кем только приходилось на эту тему говорить. Он никогда ничего не доказывает, не допускает проверки своей мысли, он просто высказывает ее, и, если вы сомневаетесь, он спокойно отвечает: “Как хотите, можете не верить, это Ваше дело”. При этом он все­-таки большой спорщик и спорит ожесточенно, но не желает стать на точку зрения того, с кем спорит. Иногда в нем просыпается какой­-то задор, что я называю даже озорством, причем меткие слова его словно наносят вам удары. Свойство его личности, которое мне кажется особенно привлекательным, это его чрезвычайная правдивость (которая ему, мне думается, наделала немало неприятного в жизни) и огромная, непосредственная искренность, он говорит сразу, не колеблясь, только то, что думает, или вовсе ничего не говорит» [11, с. 149].

Дети нового сознания имеют еще целый ряд особенностей, на которые обращает внимание Л.В.Шапошникова: «Первое, что отмечают изучающие проблему детей нового сознания, – их мудрость. <…> Мудрость, проявляющаяся в человеке независимо от возраста, свидетельствует о том, что он научился использовать сердце как пространство сознания и инструмент познания. Дети нового сознания, которым предстоит создать на Земле Новую эпоху – эпоху Сердца, естественно должны обладать мудростью и учить этому других» [5, с. 57–58]. «Одной из важнейших особенностей детей Света являются те знания, с которыми они пришли на Землю. <…> Причем становится ясно, что эти знания почерпнуты не из области эмпирической науки, а являются результатом метанауки, иначе говоря – знаниями духовно­-космического пространства» [5, с. 55]. «У большинства таких детей проявляется склонность к миротворчеству. Они обладают развитым чувством собственного достоинства, и всякого рода элементы рабства, подхалимства и страха им не свойственны. У них очень развита внутренняя свобода, которая проявляется очень ярко во внешнем поведении» [5, с. 60] (выделения мои – В.Б.).

Новые дети несут миссию духовного преобразования планеты, которая проявляется в их творчестве – стихах, рассказах, музыке и др. Это привносит в наш мир более высокую энергетику. В то же время плотная материя земного мира мало соответствует энергетической природе детей Света, более того, мир людей зачастую проявляет непонимание и даже враждебность по отношению к ним.

Приходящие на нашу планету дети Света несут новые эволюционные тенденции будущего, а попадают в среду настоящего, где прошлое живет в опыте взрослых, которые эволюционно ответственны за воспитание детей, и в особенности детей нового сознания, так как к ним требуется совершенно новый подход, и от реализации их миссии, как мы уже отмечали, зависит будущее человечества. Именно такое противоречие складывается в современной исторической ситуации, противоречие между духовными задачами будущих взрослых и материальным миром взрослых настоящего. Светоносная природа ребенка, обладающего даром нового сознания, сталкивается с материальным миром взрослых настоящего и претерпевает оземление, которое заканчивается, если рассматривать судьбу отдельных детей, далеко не всегда раскрытием их творческого потенциала и реализацией эволюционной миссии этих детей. Исходная причина процесса оземления – в разности энергетики детей нового сознания и сегодняшнего мира взрослых. Светоносная природа этих детей нуждается в хранителях – земных людях: родителях, учителях, способных ощутить, понять глубину ребенка и создать условия для ее осо­знанного проявления во взрослой жизни.

Явление оземления детей Света может быть осмыслено с позиций Живой Этики. Если мы принимаем закон Высшее ведет низшее, то становится понятным, что без инволюции Высоких духов эволюция на Земле не может осуществляться. «Пройдя путь через инволюционный туннель и попав в пространство плотной материи малого измерения, даже самые высокие духи, несомненно, что­-то теряли, – пишет Л.В.Шапошникова, – процесс “оземления” нес им такие трудности, которые не всегда удавалось преодолевать. Развитие в тяжелых земных условиях требовало немалых усилий в сопротивлении плотной материи. <…> Процесс “оземления” – это воздействие энергетики плотной материи, который возникает в силу регулярного энергообмена со структурами плотного мира. Противостоять такому энергообмену очень трудно, а подчас невозможно. Плотная энергетика временами побеждает тонкую и высоковибрационную, с которой приходят эти дети. <…> Они пришли из миров более высокого состояния материи, и чем выше было это состояние и его измерение, тем тяжелее складывается жизнь пришедшего на Землю, тем жестче и грубее оказывается для них процесс “оземления”» [5, c. 53–57].

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:16

Оземлением можно назвать процесс вхождения ребенка в пространство общественной жизни, который из­за разности энергетики ребенка (более высокой) и сложившихся в обществе условий его жизни (более низких) бывает очень болезненным, так как может привести к искажению или даже к забвению его эволюционной задачи.

Возникает закономерный вопрос: если Иерархия Светлых Сил направляет эволюцию человечества, возможно, Светлые духи не должны претерпевать тяготы и сложности, связанные с оземлением. Но реальные факты и события, происходящие с детьми, говорят об обратном: тяготы и сложности Светлых духов еще большие, чем у обычных людей. Проходя через трудности материального мира и переживая их достойно, дети наполняют мир иной энергетикой, чем-­то очень важным, – своим Светом, Красотой и Знанием. Но и энергетика детей нуждается в определенном оформлении. Обстоятельства жизни и взрослые, встречающиеся на пути ребенка, должны научить его сосредотачиваться на правильных формах реализации своего дара, чтобы его Свет не растерялся. Сосредоточение на унынии, неверии, эгоистических целях рассеивают энергетику детей. Лучшими ее охранителями и собирателями в детях будут их любовь к Высшему и творчество.

Попытаемся разобраться в том, что происходит при оземлении у детей, которые отличаются от своих сверстников особыми качествами, знаниями и миссией преобразования жизни, которую можно проследить через их творчество. Творчество таких детей – это есть проявление их предназначения. Через творчество дети создают новые материальные формы, которые отличаются от уже существующих прежде всего своей энергетикой. Красота – жительница иных миров, и те, кто воплощает ее образы на Земле, в буквальном смысле соединяет Небо и Землю.

«Такие явления, как дух, мысль, Красота, творчество, – пришельцы из других миров. Через сознание человека они способствуют утончению нашей плотной материи и развивают ту “возвышенную сублимацию земной сферы”, каковой в сути своей и является Мир Тонкий» [12, с. 39].

Через свое творчество новые дети несут новую энергетику, которая преобразует земной мир в эволюционно необходимом направлении.

«Смысл претворения мысли в произведение очень глубок, иначе говоря, он является притягательным магнитом и собирает энергию. Так каждое произведение живет и способствует обмену и накоплению энергии» [13, с. 40].

Живая Этика рассматривает человека как духовную сущность, восприемника и преобразователя всех сил Космоса, субъекта, способного влиять на реализацию процессов Космической эволюции. Елена Ивановна Рерих в «Космологических записях» пишет: «Человек сеятель зерен духа, и чем чище его энергии, тем совершеннее эти зерна. При росте сознания и совершенствования человечества вся жизнь не только на нашей планете, но и в Солнечной Системе и Космосе развивается с прогрессирующей быстротой. <…> Духовная эволюция является главным фактором всего развития. <…> Принцип Духовности лежит в основании всего Сущего. <…> Духовная, психическая эволюция идет рука об руку с эволюцией физиологической и физической» [14, с. 239].

Эволюция Земли зависит от нравственного уровня человечества. Человек – восприемник, трансформатор и преобразователь космических энергий. «Гибель Планеты уявляется от лени и непо­движности сознания ее человечества. Гибель планеты утверждается из-­за отсутствия устремления к высшим вибрациям, идущим от высших сфер» [14, с. 256].

Для того чтобы понять особенности оземления детей, несу­щих светлое творчество, попытаемся применить методологию Живой Этики – философии космической реальности – и осмыслить допущения Гуманной педагогики, опыт классического педагогического наследия по воспитанию Человека в человеке. Земное человечество есть проявление творчества Космической эволюции. Человечеству дарована свободная воля, и в ходе развития оно не регламентируется жестко, а воспитывается. Творящее терпение – основной принцип воспитания Высшими силами человечества.

Если с учетом Космических законов попытаться объяснить эволюцию земного человечества как результат инволюции Высоких духов в плотные земные условия, то проблема оземления будет воспринята нами не как успешность или неуспешность реализации в жизни отдельных личностей их миссий, а как космическое явление, ускоряющее или замедляющее земную эволюцию. Таким образом, понимание проблемы оземления из явления земного порядка переносится в пространство космической эволюции. Условия плотные для приходящих детей создают, прежде всего, люди, уже живущие на Земле. Поэтому осознание взрослыми своей космической ответственности за воспитание детей значительно облегчило бы процесс вхождения Высоких духов в земную жизнь и ускорило бы эволюционные процессы на Земле. Изменение жизни на нашей планете зависит не от переустройства экономики и политики, а от выработки и принятия всеми странами и народами таких воспитательных систем, которые смогли бы создать наилучшие условия для проявления светоносной природы ребенка и облегчили бы рождающимся духам нисхождение по туннелю инволюции.

Классическое педагогическое наследие накопило опыт, который можно назвать космическим, так как в течение нескольких столетий классики педагогики не только предлагали, а реализовывали в условиях Земли особые системы воспитания в человеке более совершенных духовно­-нравственных качеств. Они основывались на учении Христа и в то же время полностью отвечали Космическим законам. Так в классике педагогики – в работах Климента Александрийского, Яна Амоса Коменского, Джона Локка, Иоганна Генриха Песталоцци, Януша Корчака, Николая Ивановича Пирогова, Константина Дмитриевича Ушинского, Василия Александровича Сухомлинского и др., находим педагогическую мудрость, подтверждающую знание истинной природы ребенка, которая в соответствии со своей природой развивается согласно Космическим законам. Назовем часть из них: Высшее ведет низшее, Учительства, Иерархии, противоположения, двойственности, энергоинформационного обмена, единства макрокосма и микрокосма, расширения сознания, Духовного преображения через Красоту, Космического Магнита. Иными словами, в классическом педагогическом наследии есть крупицы информации о космической природе ребенка, которые можно использовать для осмысления проблемы оземления детей Света.

Учение Живой Этики дает научное объяснение тем явлениям, которые в классической педагогике принимались без достаточного научного обоснования, что усиливает значение опыта педагогов-­классиков и дает возможность осмыслить его в пространстве космического мироощущения.

Классическая педагогика утверждает, что при всей «светоносности» и необычности творческих задатков дети не могут самовоспитываться без помощи взрослых. Космический закон учительства: Никакое знание и/или познание не может осуществится без Учителя, – справедлив для сферы воспитания и обучения. В стихотворении Ники Турбиной, обладающей особым духовным даром, в поэтически красивых образах утверждается необходимость помощи ребенку со стороны взрослого.

Ребенок учится ходить,
Ему нужна рука.
Ребенок учится писать,
Рука ему нужна.
Бегут минуты и часы,
Мы стрелки подведем.
И вырастает человек,
И за руку вдвоем идет.
И раннюю зарю
Встречает он любя.
И руки к солнцу протянул –
Надежда велика.
Ребенок учится ходить,
Один он упадет.
И за собой его рука
Во все века ведет [15, с. 109].

Если обратиться к Гуманной педагогике, то духовные качества ребенка проявляются в его земной жизни через страсти: к свободе, взрослению и развитию. Это в полной мере можно отнести и к детям Света. Правильное управление этими страстями раскрывает жизненные силы в ребенке и созидает в нем Человека, что возможно лишь через общение с жизненно необходимыми для ребенка взрослыми, воплотившими в себе лучшие человеческие качества. Даже ребенок с новым сознанием – самый светлый и талантливый – без облагораживающей среды, созданной взрослыми воспитателями, может утерять таланты и свет. Поэтому проблема оземления детей Света связана с качеством духовно-­нравственных и социальных условий, в которых рождается и воспитывается ребенок. Это внешние причины. Но есть и внутренние причины, их заметить и осознать труднее, они связаны с этапами духовного становления в ходе земной жизни и реализацией космической задачи или миссии воплощенного духа.

Если смотреть широко, то социальные условия, или «качества» среды, «готовятся» всей историей человеческого воспитания, в которой прослеживаются Высшие влияния через религиозно-­этические и философские учения, опыт мировой педагогической мысли. Этапы становления духовной жизни проживаются многими поколениями людей и запечатлеваются в человеческом соци­уме в виде коллективного бессознательного, произведений литературы, искусства, эпистолярного наследия и в религиозно­-этических и философских учениях. Павел Флоренский о ценности духовных достижений каждого человека запишет так: «Все проходит, но все остается. Это мое самое заветное ощущение, что ничего не уходит совсем, ничего не пропадает, а где­-то и как-то хранится. Ценность пребывает, хотя мы и перестаем воспринимать ее. И подвиги, хотя бы о них все забыли, пребывают как-­то и дают свои плоды… Мне кажется, все люди, каких бы они ни были убеждений, на самом деле в глубине души ощущают так же. Без этого жизнь стала бы бессмысленной и пустою» [16, с. 742].

Согласно Космическому закону противоположений, чем выше и светлее миссия человека, тем сложнее и труднее будет его путь, по которому он должен пройти. Тем более этот закон не может не относится к детям, обладающим новым сознанием. Такие дети несут с собой не только свою особую светлую миссию, но и груз недостатков, которые они должны преодолеть, а через их пре­одоление выполнить свою миссию. Совершенно неверно считать, что ребенок с новым сознанием не должен испытывать трудности вхождения во взрослую жизнь, что он способен изменять, структурировать пространство вокруг себя без потерь для самого себя. В.А.Сухомлинский говорил, что «человек приходит для человека» и «без духовной общности воспитание не состоится». Дети, несущие в себе эволюционные задатки, не могут не приносить с собой неизжитые качества, и обстоятельства жизни не могут не обострять необходимость их изживания.

Таким образом, дети Света так же нуждаются во взрослых, как они необходимы взрослым, ибо воспитание – это правильно организованный процесс энергообмена, главным критерием правильности его организации является чувство любви. Только в пространстве любви снимается противоречие между прошлым в лице воспитателей и будущим в лице воспитуемых. В связи с этим очень интересны мысли К.Д.Ушинского, который писал: «Любовь – единственное средство подчинить себе душу человека. Кто повинуется другому из Любви, тот повинуется уже требованию собственной души и делает чужое дело своим… Нужно только, подходя к Ребенку, быть самому совершенно чистым в душе» [17]. Любой ребенок, а тем более ребенок нового сознания, который несет необычные творческие задатки, нуждается в любви. Потребность таких детей в любви взрослых, детская жажда любви, есть инстинктивный поиск единственно подходящей среды для их развития и становления. Любовь – это среда воспитания и качество, которое нарождается только при общении с теми, кто любит. Она же учит бережности по отношению к другим и раскрывает неограниченные возможности в том, кто учится ее применять. «Любовь есть творческое, ведущее Начало во всем Космосе, – пишет Е.И.Рерих, – и мощнее и превыше всего она проявлена в венце творения, в ЧЕЛОВЕКЕ.

Человек на основе закона Любви и сотрудничества его со всем Сущим может многообразно выявлять себя путем совершенствования всех своих свойств и качеств» [14, с. 246].

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:18

«Ужасно непрочно мы живем, жизнь каждого из нас готова сорваться из того неустойчивого равновесия, которое нас поддерживает. Это, в самом деле, колебание на острие меча; и только постоянным устремлением вперед, динамикой, инерцией движения удерживаемся мы в этом временном равновесии. Тем осторожнее приходится относиться друг к другу, тем ответственнее всякое приближение к другому человеку, и тем более чувствуешь эту страшную ответственность перед лицом другого, чем более его любишь», – писал А.А.Ухтомский [18].

Любовь – единственное пространство, в котором может развернуться талант любого ребенка, а тем более детей, наделенных особой эволюционной миссией. Жажда любви таких детей огромна, это инстинктивный поиск одного из главных условий раскрытия их таланта и выживания в среде иных, чем они, взрослых. Ника Турбина о своей потребности любви напишет в стихотворении «Маме» в 1981 году.

Мне не хватает
Нежности твоей,
Как умирающей
Птице – воздуха,
Мне не хватает
Тревожного дрожанья губ твоих,
Когда одиноко мне…
Мне не хватает смешинок
В твоих глазах,
Они плачут,
Смотря на меня…
Почему в этом мире
Такая черная боль?
Наверно, оттого,
Что ты одна? [15, с. 104].

Следует обратить внимание на то, что в педагогической классике чувство Любви не «обслуживает» страсти ребенка, не заискивает, а кропотливо ищет единственно верный путь к сердцу ребенка, а затем к его уму и интеллекту. Это чувство выводит отношения учитель–ученик на общение двух половинок одного Божественного начала, оно помогает утверждаться Божественному началу в ребенке без насилия и принуждения.

Роль взрослого воспитателя заключается в том, что он укреп­ляет неосознанную веру ребенка, утверждает жизненность его врожденной чистоты, оберегает от постороннего насилия над его эмоционально­-волевой сферой, воспитывает культуру чувств и активизирует силы самовоспитания в ребенке. Все это невозможно без любви к ребенку, без отношения к нему как высшей ценности.

Проявлять такое качество любви способны не все родители, а тем более не все учителя. Поэтому для сохранения будущего в лице приходящих детей Света необходимо воспитание взрослых и формирование их духовного богатства, так как, по выражению В.А.Сухомлинского, «духовная пустота никогда не питала подлинной любви». Нужны самовоспитание и высокая культура чувств родителей и педагогов, необходимо осмысление духовной природы ребенка.

Любовь – понятие духовное, это величайший структурирующий и объединяющий Принцип во Вселенной. Она гармонизирует как разрозненные явления бытия, так и понятия нашего мышления, объединяя их в единое целое без насилия и принуждения. «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» [19].

«Чувство является ведущим началом во всем Сущем, – пишет Елена Ивановна Рерих в «Космологических записях», – Миры зачинаются чувством – Любовью, ибо Любовь уявлена как притяжение и сцепление.

Основа Мироздания уявлена на сцеплении частиц энергии, или на Любви.

Мысль является как бы венцом чувства Любви» [14, с. 253].

Любовь вызвала к проявлению непроявленный мир и наполнила его множественностью форм и красок. Она дала возможность появиться звездам, питающим энергией Космос. Она поддерживает развивающуюся Вселенную, защищает молодой проросток зерна и плод матери. Для одухотворенного человечества Любовь аккумулируется в Боге и Бог в Любви.

Известный американский социолог русского происхождения, профессор Гарвардского университета Питирим Сорокин так говорит о космическом значении Любви: «Подобно христианской Троице – Отец, Сын и Святой Дух – Любовь, Истина и Красота являются величайшими ценностями или энергиями, неразделимыми, но отличными друг от друга.

По этой причине подлинная истина всегда добра и прекрасна, подлинная красота неизменно истинна и добра, и подлинная любовь всегда истинна и прекрасна. Потенциально каждая из них содержит две другие. В этой троице любовь постигается как объединяю­щая, интегрирующая и гармоническая космическая сила, которая противо­действует дезинтегрирующим силам хаоса, объединяет то, что разделяется враждой, строит то, что разрушается разладом; создает и поддерживает великий порядок во всем универсуме. Формула “Бог есть любовь и Любовь есть Бог”, используемая практически во всех великих религиях, является вариацией этой космической концепции неэгоистической любви» [20, с. 135].

Возникает вопрос, если Любовь так естественна и всеобща, почему же Она не становится главным принципом существования человечества. Почему в течение всей мировой истории Учителя всех времен и народов приносили Учение Любви, а оно все еще остается полностью не принятым и не осознанным людьми. Причина длительного и трудного утверждения в мыслях и поступках людей понимания космического смысла Любви заключается в свободной воле. Свободная воля – Божественный дар человечеству, в этом человек подобен Творцу. Человечество может только добровольно утвердить в основе жизни Любовь. Насаждение любви через власть и силу невозможно, так как превращает любовь в ненависть. Все темное утверждается через страх. А все светлое только через любовь.

Жизнь отдельного человека и всего человечества – это долгий опыт страданий, итогом которого на том или ином историческом этапе эволюции должна стать реализация идеала Любви как космического явления. Мы все живем только для того, чтобы научиться Любви. И, когда нам удается встретить отблеск Любви в одном конкретном человеке или явлении жизни, мы чувствуем себя по­-настоящему счастливыми.

Дети Света, приходящие в мир взрослых, учат нас Любви. Этим они спасают нас от эгоизма и гибели. В то же время оземление или ослепление материальным миром – явление неизбежное для приходящих в мир детей Света, но его последствия могут быть смягчены, если ребенок приходит в среду по-настоящему любящих людей. Настоящее чувство любви родителей к ребенку может подсказать единственно правильный путь воспитания. Учителя и воспитатели, не умеющие любить своих учеников, такого пути не найдут. Поэтому у детей, отмеченных светлым талантом, может проявляться сильная любовь и привязанность к родителям или родителю, которые своим ответным чувством создают для детей особое пространство творческого развития. Родители таких детей иногда совершают самоотверженные поступки, буквально спасая своих детей и тем самым спасая их талант для мира. Вспомним героизм матери Эдисона, отказавшейся отдать своего ребенка в вспомогательную школу и давшую ему хорошее домашнее воспитание. Показателен в этом отношении пример Сашеньки Пут­ри, оберегаемой своим отцом, или Нади Рушевой, также постоянно сопровождаемой отцом по жизни.

По этическим соображениям воздержимся приводить примеры современных детей, но те, которые уже сейчас известны своими литературными, художественными или музыкальными способностями, выводящими их из круга обычных детей, всегда имеют рядом с собой надежного и любящего Хранителя в лице своей матери или отца. Любовь близких спасает их и подсказывает правильный путь соприкосновения с миром взрослых.

Можно предположить, что рождение таких детей в любящей семье – это и есть поддержка и забота Иерархии Светлых Сил детям, которые несут новые эволюционные особенности. Разлука детей с любящими родителями – это часто лишение их единственной возможности воспитываться в атмосфере, раскрывающей их талант и космическую миссию. Причем в подростковый период и период взросления атмосфера любви спасает ребенка от развивающихся противоречий его собственного духовного мира. Возможно, разрыв с семьей в 16 лет и необходимость прежде­временного взросления стали причиной трагического ухода Ники Турбиной.

Потребность в сердечных и любящих взрослых, без которых жизнь ребенка становится невыносимой, выражена в стихотворении тринадцатилетнего Льва Бондарева.

Больше всего говорят о сердечности
Самые бессердечные люди.
Словом стараются обрисовать
То, что с рождения им недоступно.
Люди же по-­настоящему добрые
В тех разговорах, как правило, сдержанны.
В жизни они говорят о другом:
О самолетах, о нашей истории,
Птицах и песнях, и собственной глупости,
Автомобилях и городах…
Может, не так они красноречивы,
С ними надежно, тепло и легко [21, с. 142].

В.А.Сухомлинский о главном условии обучения и воспитания детей писал так: «С каждым годом я все больше убеждался в том, что творение счастья является целью воспитания, и в то же время счастье – это душевное состояние, о котором можно говорить, как о способности быть воспитуемым, поддаваться воспитательному влиянию педагога. Без этого душевного состояния просто невозможно воспитание» [22, с. 178]. В пространстве без любви дети несча­стны, они страдают и мучаются, а это не может не вызывать страданий и мучений у их родителей и воспитателей. Взрослые, пытаясь найти выход из ситуации страдания, учатся любить. Возможно, воспитание у взрослых чувства любви – это одно из эволюционных предназначений детей, которые только в атмосфере любви преподносят миру свой талант, дар духа, и сами обучаются умению любить.

Дети с новыми эволюционными качествами несут в себе потенциальную духовность. Она должна утвердиться в земной жизни и быть осознанно выбранной в качестве основы поведения через утверждение в индивидуальном жизненном опыте.

Елена Ивановна Рерих в письме Зинаиде и Дедлею Фосдикам от 15 октября 1953 г., разъясняя эволюцию интеллекта и духовности земного человечества, пишет: «Духовность есть основа всякого Бытия вечного, или бессмертного. Духовность развивается на яром росте врожденного инстинкта. Но, конечно, ярая духовность ра­стет много скорее, нежели интеллект, или способность распознавания противоположений, существующих в Мире Проявленном. Ярый интеллект проявляется при осознании своей обособленности от всего существующего и окружающего. Такое осознание обособленности развивается позднее в страстный эгоизм и яро создает особую индивидуальность, которая становится высоким благом или страстным злом в Мире Проявленном, в человеке. Человек становится подчиненным своему эгоизму, и только проснувшаяся любовь к Высшему Идеа­лу может спасти его от разложения, именно Любовь к Прогрессу, к Красоте Высшей определенно способствует возвышению духа и росту страстного распознавания, и тогда интеллект становится Высоким Умом, который преображается в Высший Разум» [23, с. 322].

Становление интеллекта и его одухотворение есть одна из важных задач современного человечества. Реализуется она как в ходе всей истории развития человечества, так и в ходе развития каждого человека индивидуально. Ребенок, как духовная сущность, приходит в жизнь с определенными накоплениями, его интеллект в современных условиях при правильно организованной обучаю­щей среде развивается стремительно. Все учебные заведения работают на наращивание интеллекта учеников, приобретение знаний, умений и навыков, которые превращаются в товар и залог будущей успешной жизни, где знания, умения, навыки, став компетенциями, трансформируются в определенные материальные блага и жизненный успех.

Духовно­-нравственное воспитание является вторичным по отношению к учебным достижениям. И здесь вновь возникает проблема оземления, связанная с качеством среды. Интеллект в обучающей среде, лишенной нравственных ориентиров, закрывает ребенка в скорлупе его эгоизма. Он оказывается в ситуации, из которой в одиночестве он не сможет выйти. Космическая эволюция одухотворяется и направляется Светлыми Силами, и поэтому в любой сложной ситуации, в которой оказывается ребенок и живущий с ним взрослый, выход есть. Есть опыт классического педагогического наследия – это кристаллизация опыта воспитания Человека в человеке. Этот опыт живет и утверждается в среде взрослых, которые должны помогать «пройти над пропастью» растущему человеку. Взрослый, любящий ребенка, обязательно поймет и почувствует, что развивающемуся интеллекту нужно нечто большее, нежели знания. Такой взрослый будет искать ответы на вопросы, будет искать помощи и обязательно ее найдет. Духовный опыт человечества не исчезает и приносит свои плоды.

В.А.Сухомлинский писал так: «Без нравственной ориентации на идеал невозможно воспитание подростков. <…> Задача воспитателя – утверждать чистую, высокую мечту об идеальном. Не принижать эту мечту, не пробуждать в юной душе сомнение в возможности приблизиться к идеальному». И далее он поясняет, как можно утверждать идеал так, чтобы в жизни подростка он сыграл свою облагораживающую роль: «Не превращать святые истины и святые имена в мелкую разменную монету, в холодную воду, которую выливают на горячее сердце подростка. Чистая, высокая мечта об идеальном – это великая внутренняя духовная сила человека. Ее нужно заботливо беречь и подходить к ней очень нежно. В повседневной воспитательной работе вообще не должно быть много слов об идеальном. О вере в идеал, желании быть похожим на идеального человека подросток пусть больше думает, но меньше говорит. Нельзя проводить параллели между детскими шалостями и требованиями к идеальной нравственности. Из озорников выра­стают настоящие герои.

Внутренняя работа мысли и сердца, направленная на познание и утверждение идеального как морального ориентира, – это воспитательный процесс, неприметный на первый взгляд и очень сложный. Он требует от педагога больших духовных сил и большой культуры. <…> Тут воспитание сливается с самовоспитанием. И чем органичнее это слияние, тем важнее влиять на ум через сердце, чувства» [24, с. 356–357].

Современная образовательная среда лишена ориентации на нравственный идеал и на активизацию самовоспитания в душе ребенка. Вернее, нравственные принципы есть, они декларируются, но вся образовательная система работает против возможности их утвердить.

Ш.А.Амонашвили в книге «Учитель, вдохнови меня на творчество!» так описывает современное состояние образовательной системы:

«Предлагается всепроникающая темная страсть, вознесенная в святой закон капитализма: конкуренция. Как ни называй ее здоровой, суть ее всегда будет одна: кто кого утопит.

Конкурсы, соревнования раскачивают образовательный мир – они всюду, постоянно.

Надо завоевать грамоты, медали – они пригодятся!

Надо победить где-­то, занять первое место, призовое место – это будет иметь значение!

Отбираются «лучшие», «самые талантливые», «самые умные», «самые сильные».

Они нужны капитализму.

Кому сейчас объяснить, что всякие конкуренции и соревнования есть мощная разрушительная сила в образовании? Как бы красиво они ни выглядели, какими бы грамотами и премиями ни награждались победившие, они могут говорить только об одном – о подмене истинных ценностей лживыми» [25, с. 44–45].

Творческий ребенок, а ребенок с новым сознанием, если это как­-то проявится в пространстве школы в его деятельности, обязательно будет в таких условиях замечен, занесен в «банк одаренных» и всесторонне использован для повышения рейтинга школы или отдельных взрослых. Его будут замечать, и отмечать, выделять из общей массы учеников, и пророчить прекрасное будущее. В этом заключается серьезная опасность оземления. «Стра­стный эгоизм» ребенка может быть усилен внутренними мотивами взрослых, направленными на приобретение определенных материальных благ через раскрытие творческих способностей ребенка. Причем, большинство взрослых даже и не заметит свою заинтересованность в использовании Света ребенка. Гонка за успехом будет оправдываться исключительно желанием взрослых дать возможность ребенку реализовать себя в будущей жизни. Возникает вопрос, могут ли дети, несущие светлое творчество, сопротивляться условиям оземления такой среды?

Нику Турбину погубили алчные мотивы взрослых, которые она воспринимала за искреннее желание помочь ей реализовать свой талант. Нуждалась ли сама Ника в постоянных восторженных отзывах и поклонении? Известно, что фигуркой Золотого Льва она колола орехи и больше всего на свете хотела счастья для своих родных. Когда просматриваешь записи ее выступлений перед большой взрослой аудиторией, то до внутренней сердечной боли воспринимаешь ее детскую открытость и незащищенность, глубоко чувствуешь, что она щедро излучала свой мощный Свет, отдавая его всем, и хорошим и плохим, только потому, что они люди и, наверное, могут любить. Она несла в себе Свет, питающий и структурирующий мир взрослых. Свет творчества гениальных людей способен возродить почти затухающий огонь в душах обычных людей.

При оземлении ребенка, если его не оберегает искренне любящий взрослый и окружает безнравственная среда взрослых, может произойти опасное явление – рассеивание света. При этом высокая энергетика носителя Света поглощается окружающими людьми с низким уровнем духовно-­энергетического потенциала. Люди, растерявшие свой огонь, запутавшиеся в материальных лабиринтах собственной жизни, интуитивно ищут для себя живительный источник энергии и часто находят его в бескорыстном раздаривании детьми их Божественного Света.

Остановимся на этом аспекте оземления более подробно. Дух человека есть творящая сила эволюции, но лишь в том случае, если человек не утрачивает связи с Божественным Началом и идет в своем творчестве по пути, определенному этим Началом. «…Задача Нового Мира, – говорится в Живой Этике, прозревая будущее человеческого творчества, – пробудить сознание и вернуть миру предназначенный облик красоты. Творчество духа должно напрячься именно к восхождению, именно не низводить Высшее, но поднимать. Потому первым условием будет – творить Образ Божественный по Божественному. Когда человеческое сознание перестает изображать Божественность по-­человечески, тогда достижения духа будут огненными» [37, III, 266].

Ничто в условиях плотного мира не может развиваться только за счет собственных материальных источников. Обязательно необходим выход на Высшие уровни Бытия через нравственные качества принятия Высшего. Таково основное условие эволюционного продвижения. «Ни одно явление нашей земной жизни не получит нужного освещения, если мы не рассмотрим его в связи с Невидимым, во взаимодействии с иными мирами, – пишет Л.В.Шапошникова, – Забвение Невидимого, сознательное или бессознательное, привело человечество к немалым бедам и различного рода кризисам, свидетелями которых мы являемся» [12, с. 37]. Дети Света, исходя из характеристик, приведенных выше, способны нести высокую энергетику в наш мир потому, что в земной жизни они сохраняют связь с мирами Высшими. Это особое качество таких детей, которое имеет свое проявление в их творчестве и любом ином виде их деятельности. Способность привносить в земную жизнь высокую энергетику Иных Миров и тем самым давать направление эволюции человечества – это врожденное качество Высоких духов.

В земном мире встречаются люди, к сожалению их очень много, которые утратили животворный источник связи с Высшим. Они могут занимать обычное социальное положение или быть очень успешными в жизни, по крайней мере, внешне: либо это преуспевающие бизнесмены или политики, либо актеры или музыканты. На определенном этапе своей жизни они начинают ощущать некий тупик развития, не допуская при этом мысли, что остановка связана с их узкоматериалистическим мировоззрением. Подобные люди интуитивно ищут источники продления своего существования в тех, кто излучает Свет. Не защищенные искренней любовью взрослых, лишенные достаточного социального опыта, дети Света могут стать источником жизненных сил для такого рода людей.

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:20

«Оберегите сокровище психической энергии от неразумной раздачи и сокровищницу – от опустошения, – читаем в «Гранях Агни Йоги», – Расхитители ценной энергии и яростные пожиратели ее, как волки голодные, рыщут вокруг. Оберегите огонь, с таким трудом и усилиями накопленный. Без огня становится человек шелухою пустою. Огонь охраняйте» [26, 148].

В соответствии с законом энергообмена и природой детей, все дети несут в мир свой чистый Свет, свою Любовь, им просто необходимо кому­-либо «дарить свое сердце», а дети Света нуждаются в этом в еще большей степени. Но их миссия не рассеивать свой Свет, а, гармонизируя социальные отношения, воплощать его в конкретные материальные формы, не поддерживать разрушающиеся структуры, а создавать новые, эволюционно более совершенные. Многие дети нашего времени нуждаются, по выражению В.А.Сухомлинского, в защитном воспитании, а дети Света особенно.

«Любить ребенка, – пишет В.А.Сухомлинский, – значит защитить его от того зла, которое еще окружает многих детей в жизни. <…> По моему мнению, очень опасная рана – одиночество. <…> Речь идет о <…> сложном явлении духовного одиночества. Ребенку присуща способность жить сердцем, отдавать его близкому человеку, другому живому существу или даже неодушевленным предметам. Эта способность любить бескорыстно облагораживает душу ребенка, делает его жизнь богатой, светлой» [9, с. 29–30].

Ребенок несет в мир свои Дары духа, и ему необходимо, чтобы они были кому­-то нужны. При оземлении дети могут попадать в такие неблагоприятные условия для себя, в которых они чувствуют себя, даже при внешнем благополучии, духовно одинокими из­-за значительного различия своего духовного потен­циала и потенциала взрослых. В таких условиях они теряются, становятся совершенно беззащитны и готовы принести свои Дары духа первому встречному человеку, который проявит к ним хотя бы внешнюю видимость любви и внимания. Эта ситуация очень опасна. Лишенные жизненного опыта, с врожденной потребностью отдавать свой Свет, дети рассеивают его в различного вида соревнованиях, конкурсах, шоу, питают им гибнущие социальные структуры и вредные проекты. А ведь защита от всего этого есть, и она давно известна каждому любящему родителю, воспитателю, учителю. «От духовного одиночества, – пишет В.А.Сухомлинский, – самой лучшей защитой является пробуждение чувства любви к человеку» [9, с. 29].

Вновь вспомним историю Ники Турбиной. Если бы только нашелся хотя бы один человек, кто был бы ей вровень и смог бы безусловно ее полюбить просто за то, что она жила рядом. Юная поэтесса Вика Ветрова, знавшая Нику Турбину, написала:

Плывем мы на лодочке с золотыми веслами.
Плывем не за славой, плывем за звездами,
Плывем не за небом, плывем за облаком,
А горечь в душе, словно в горле ком.
Плывем мы на ветер с золотыми веслами.
Никто не заметил как мы стали взрослыми…

В этих строчках и предназначение, и одиночество, и трудности пути против ветра, и просьба о том, чтобы любили просто так, а не только потому, что талантлив.

В традиции народной педагогики есть прием защиты ребенка, заключающийся в том, что его, пока он не окреп, прячут от посторонних глаз. Ребенок с новым сознанием тоже должен быть оберегаем от преждевременной публичности, а если этого избежать нельзя, то успехи ребенка следует определять не как его заслугу и исключительность, а как обычное проявление способностей, поддержанных родителями или учителями. Активное вхождение ребенка в творческую жизнь должно сопровождаться развитием в нем качества благодарности Творцу за подаренный талант, родителям и учителям, давшим возможность утвердиться и проявиться таланту в ребенке.

Взрослому окружению важно поддерживать не окончательный результат творчества, а сам процесс творчества, бескорыстие детей, которые творят для других – лишь из своей внутренней потребности к творчеству. Это качество детского бескорыстия нужно хранить и укреплять. Тот, кому многое дается, обязан много отдавать. Хорошо, если это понимают взрослые, находящиеся рядом. Факты биографии юной художницы Сашеньки Путри говорят о том, что природное качество ребенка бескорыстно отдавать находило поддержку в ее окружении. Умирая в больничной палате, она продолжала поддерживать своих подруг, рисовала удивительно оптимистические рисунки и дарила их. Творчество ребенка есть способ его бескорыстного дара миру. Это должно быть для него так же естественно, как дышать и ходить по земле. Пуб­личная похвала и противопоставление такого ребенка обычным детям недопустимы.

Для того чтобы проявление нравственных качеств ребенка Света не стало объектом публичной похвалы, ребенку необходимо жить в окружении нравственных взрослых. Если же рядом с ребенком таких взрослых не окажется, то опасность не пройти период оземления значительно возрастает. В.А.Сухомлинский, размышляя о поощрении и наказании в воспитании, пишет: «Ни в коем случае не должны быть предметом похвалы проявления элементарной моральной культуры. <…> Хвалить надо лишь в том случае, если ученик поднялся над требованиями азбуки моральной культуры. <…> Похвала, поощрение ученика, коллектива – очень большая воспитательная сила; возрастает чувство собственного достоинства поощряемых, у них возникает желание поступать еще лучше. Совершенно недопустимо поощрять коллективы и отдельных учащихся, которые являются “лучшими среди плохих”» [27, с. 194].

Когда мы, взрослые, приучаем творческого ребенка к тому, что результат его творчества будет обязательно отмечен, и выделяем ребенка как особенного, мы создаем, согласно терминам физиологии, динамический стереотип в коре головного мозга ребенка, или доминанту памяти. Это означает, что ребенок будет стремиться к подобной ситуации, чтобы вновь пережить положительные эмоции. Такая доминанта памяти может полностью подчинить себе творчество, и оно угаснет, но при этом ребенок потеряет свои нравственные накопления, а возможно, и саму жизнь.

Если же в ребенке поддерживать его желание бескорыстно творить, развивать благодарность Богу и людям, устремленность к Высшему идеалу и любовь к красоте, умение замечать творчество других и радоваться их успехам, то в нем, по выражению академика А.А.Ухтомского, развивается «доминанта на лицо другого».

«Только там, – писал он, – где становится доминанта на лицо другого как на самое дорогое для человека, впервые преодолевается проклятие индивидуалистического отношения к жизни, индивидуа­листического миропонимания, индивидуалистической науки. Ибо ведь только в меру того, насколько каждый из нас преодолевает самого себя и свой индивидуализм, самоупор на себя, – ему открывается лицо другого, сам человек впервые заслуживает, чтобы о нем заговорили как о лице» [28, с. 516].

Прежде чем обнажать светлое творчество ребенка, в нем необходимо воспитать прочные нравственные ориентиры, предполагающие осознание таких противоположений, как добро и зло. Таким образом, необходим период вхождения во взрослую жизнь, который должен быть лишен публичности.

«Способность распознавания противоположений (или интеллект), – пишет Е.И.Рерих, – растет только по мере развития любви с каждым новым воплощением, ярой любви или влечения к Прог­рессу, к Красоте, к Идеалу. Но такое качество распознавания накопляется медленно, ибо встречает страстные препятствия в противоположениях, которые замедляют или ускоряют развитие распознавания. На ярой любви развивается и сила духа, и влечение его, которое и есть Космический Магнетизм, заложенный во всем Сущем, которым все держится» [23, с. 322–323].

Можно сделать предположение, что дети, носители Светлого творчества, будут встречать на своем пути «страстные препятствия в противоположениях», которые и есть процесс нравственного выбора между добром и злом в каждом конкретном случае для каждого конкретного человека, так как процесс познания мира человеком имеет нравственную основу. Далее Елена Ивановна продолжает: «Развитие интеллекта возможно после страстного напряжения и страданий всего нашего существа. И чем больше напряжений и труда, тем скорее энергия всеначальная, ставшая в человеке психической, развивается и человек научается распознаванию. Ярая сознательность есть развитие психической энергии, которая и является Божественным Даром, уявляя распознавание. Именно психическая энергия является основою совершенствования Космоса и утончения его всеначальной энергии» [23, с. 323]. Через преодоление напряжения и страдания нарастает психическая энергия человека, необходимая для «совершенствования Космоса».

«Страстное напряжение и страдание всего нашего существа» – неизбежное условие развития интеллекта и психической энергии. В письмах Елены Ивановны мы находим пояснение тому, почему оземление ребенка, несущего эволюционные задатки, невозможно без прохождения через напряжение и страдание, так как это есть основ­ное условие роста психической энергии. На Земле никто не рождается с полностью оформленным интеллектом. Он растет и одухотворяется в среде других людей.

Человечество получило от природы удивительный дар, состоя­щий в продолжительных периодах детства и юности, когда взросление происходит до 21–22 лет. Особая железа головного мозга – эпифиз, выделяет гормоны, которые тормозят быстрое половое созревание человека. Ни одна группа приматов, млекопитающих или каких-­либо иных животных не наделена такой особенностью. Это поистине дар, потому что Природа по отношению ко всем своим творениям проявляет высшую степень экономии энергии и вещества.

«В длительности периода развития человеческого организма – большая тайна природы, – пишет В.А.Сухомлинский, – этот период как будто сама природа отвела для развития, укрепления, воспитания нервной системы – коры полушарий головного мозга. Человек именно потому и становится человеком, что в течение очень продолжительного времени он переживает период младенчества нервной системы, детства мозга» [24, с. 36].

Продолжительные периоды детства и юности дарованы человеку, потому что его роль на Земле уникальна. Главная задача человека в грядущую эпоху – стать сознательным творческим субъектом эволюции. «Путь от объекта к субъекту эволюции – это путь совершенствования человека, он включает последнего в цепь космической Иерархии, без духовного творчества которой была бы невозможна эволюция ни Космоса, ни человечества» [1, с. 38].

В «период младенчества нервной системы, детства мозга» ребенок самостоятельно обучается распознаванию противоположений, но использует для этого нравственный опыт всего человечества, вот почему необходимо присутствие рядом с ребенком носителей этого опыта – взрослых любящих людей. Главные опасности оземления для детей Света здесь связаны с тем, что интеллект, распознавание противоположений, может развиваться быстрее, чем «любовь к Высшему Идеалу, <…> Любовь к Прогрессу, к Красоте Высшей» [29, с. 377]. В ребенке все это может изначально присутствовать в неосознанном виде, но окружающие взрослые не должны отнимать у ребенка «розовое стеклышко оптимизма», не должны приземлять его высокие порывы, устремленные к общему благу всех людей.

Рост и развитие духовной сущности многих современных детей происходит быстрее, чем рост и развитие их физического тела. И процесс этот проходит через кризисные этапы ломки старых убеждений и рождения новых. При этом интеллектуальный и духовный способы познания синтетически сливаются. Духовная сущность ребенка пробуждается через необходимость осо­знания им своего предназначения, своего смысла жизни. Старые представления о жизни уже не удовлетворяют его бессмертную сущность, ребенок нуждается в расширении рамок сознания и в выходе на новый этап осмысления своего предназначения не как земного смертного человека, а как бессмертного жителя Космоса.

Л.Н.Толстой пишет об этом в «Исповеди»: «…на меня стали находить минуты сначала недоумения, остановки жизни, как будто я не знал, как мне жить, что мне делать, и я терялся и впадал в уныние. Но это проходило, и я продолжал жить по­-прежнему. Потом эти минуты недоумения стали повторяться чаще и чаще и все в той же самой форме. Эти остановки жизни выражались всегда одинаковыми вопросами: Зачем? Ну, а потом?» [30, с. 15]. Осознание смысла жизни озаряет саму жизнь и включает в себя требование объяснения конечного бесконечным и наоборот. «…Я не мог не признать того, что вера одна дает человечеству ответы на вопросы жизни и, вследствие того, возможность жить» [30, с. 25].

В современной психологической литературе такой процесс называется духовным кризисом и считается, что чаще всего он происходит с человеком в период от 35 до 45 лет, когда всего самого необходимого в материальном плане он уже достиг, но не получил окончательного ответа на вопрос, для чего живет, так как ответ на этот вопрос лежит не в плоскости материальной, в которой большую часть жизни трудился человек, а в духовной, над которой он даже и не задумывался. То, что происходило с Львом Николаевичем Толстым в 56 лет, начинает происходить с некоторыми современными детьми уже в подростковом возра­сте, а иног­да и раньше.

Павел Флоренский пишет о духовном кризисе, который он пережил в 16 лет: «Хорошо помню, как в жаркий полдень я укрылся в лес на склоне горы по ту сторону Куры. Это был довольно крутой склон, и можно было соскользнуть вниз к реке. Я пытался собраться с мыслями, чтобы продумать какой-­то научный вопрос; но мысль была вялою и расплывалась. Вдруг из­-под этого рыхлого покрова выставилась, как острие кинжала, иная мысль, совсем неожиданная и некстати: “Это – вздор. Этот вопрос – вздор, и совсем он не нужен”. Тогда я спросил в удивлении и в испуге у этой, другой, чем мне привычная, моя мысль, как же это может быть вздором, когда оно тесно сцепляется с такими­-то и такими-­то вопросами, уже явно признанными. И через несколько секунд получил ответ, что и они, эти вопросы, тоже вздор и тоже ни для чего не нужны. Тогда я снова поставил вопрос о всех подобных вопросах, своею связанностью и взаимной обусловленностью образующих ткань научного мировоззрения. И опять тот же ответ, что и все научное мировоззрение – труха и условность, не имеющая никакого отношения к истине, как жизни и основе жизни, и что все оно ничуть не нужно. Эти ответы другой мысли звучали все жестче, определеннее и беспощаднее… В какую­-нибудь минуту пышное здание научного мышления рассыпалось в труху, как от подземного удара, и вдруг обнаружилось, что материал его – не ценные камни, а щепки, картон и штукатурка. Когда я встал со склона, на котором сидел, то мне нечего было взять даже из обломков всего построения научной мысли, в которое я верил и над которым или около которого сам трудился, не щадя сил. Не только опустошенный, но и с полным отвращением убежал я от этого мусора» [31, с. 870].

Это состояние Павел Флоренский описывает как обвал. «Произошел глубинный сдвиг воли, и с этого момента смысл умственной деятельности поменял знак» [31, с. 871].

Обвал – это есть условие духовного пробуждения. Душа человека говорит ему о своих задачах, она напоминает о существовании иной жизни, которую человеку суждено воплотить на Земле в своей жизни. Старые рамки прежнего мышления раздвигаются, открываются новые горизонты, и важно не испугаться их, поверить в новые возможности и измениться изнутри. Результат кризиса – проявление нового содержания психики, которое прежде было бессознательным, прорыв к высшей надличностной сущности, скрытой в каждом из нас.

Используя методологию Живой Этики, можно определить кризисные этапы в развитии человека как расширение сознания и вмещение новых духовных понятий, которые становятся основой внешней жизни человека. Мир невидимый становится определяющим для мира видимого, или, по выражению Л.Н.Толстого, «конечное» объясняется «бесконечным».

«Не интеллект сам по себе, а расширенное сознание есть причина научных открытий. Каждое научное достижение – это результат синтеза интеллекта и сердца, являющегося вместилищем сознания. Проблема расширения сознания человека есть важнейшая и главная проблема в системе познания» [1, с. 38]. Расширение сознания есть задача человечества, и потому мы можем предположить, что процессы, связанные с расширением сознания, должны проходить с определенной частью человечества
еще в детстве.

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:20

«Расширение сознания обуславливает и эволюционный процесс, идущий на энергетической дистанции “объект – субъект” эволюции. Путь от объекта к субъекту эволюции – это путь совершенствования человека, он включает последнего в цепь космической Иерархии, без духовного творчества которой была бы невозможна эволюция ни Космоса, ни человечества» [1, с. 38].

Творчество некоторых современных детей свидетельствует о раннем пробуждении в них синтетического способа познания мира, духотворчества, при котором дети начинают задумываться над философским осмыслением мира и своем месте в нем очень рано.

Каждый человек
Ищет свой путь.
Но все равно
Попадает на ту дорогу,
По краям которой
Стоят жизнь и смерть.
Я бы дольше
Хотела идти
По той стороне,
Где не заходит солнце.
Но за днем
Всегда наступает ночь.
Поэтому
Я ищу тропинки.

Ника Турбина, 9 лет [15, с.113–114].

Зажми в ладони лист осиновый,
Скажи волшебные слова,
И вспыхнет небо светло­-синее
И золотистая трава.
Ступай босая и незрячая,
Угадывая первый шаг.
Все нелюбимое – оплачено
А все любимое – за так.

Вика Ветрова, 11 лет [32].

Все смерчи бед, которые закружат нас,
Заставят выкрикнуть в пространство:
«За что же? Ну за что?»
Лишь суть вопроса измените,
Промолвив тихо: «Для чего?»

Джонатан Кимельфельд, 10 лет [15, с. 144].

Друзья, убеждения, слава и власть –
Все хрупко, непрочно, мир полон тревоги,
И люди все время боятся упасть,
Поэтому смотрят все больше под ноги.
…Зачем? И опять без ответа вопрос.
И сводки трагедий опять в Интернете…
А сколько зажглось и погасло звезд,
Которых вообще никто не заметил!

Лев Бондарев, 13 лет [15, с. 143].

Трудно предположить, что творческий процесс создания таких строчек мог быть легким, безусловно, ему предшествовала глубокая внутренняя работа ребенка, размышления, погружение в свой собственный духовный мир, в котором звучит голос сердца. Часто молодые люди совершенно не понимают, что с ними происходит, они теряют все прежние ориентиры, не хотят жить. Нужно, чтобы в минуту обвала в нашем жестком материальном мире нашелся кто­-то, кто объяснил бы им, что такое состояние переживали и переживают многие люди и происходит это потому, что человек существо духовное.

Может ли ребенок, носитель особой миссии творческого преобразования мира, самостоятельно выйти из кризисной ситуации без потерь? «Человек приходит в мир для человека», и преодоление трудных жизненных ситуаций невозможно в полном одиночестве. Окружающим взрослым важно знать, что кризис духовного роста – явление обычное и естественное для творческого ребенка. В этой ситуации нельзя оставить его совершенно одного, объясняя духовные процессы материальными причинами.

В копилке человечества есть духовный опыт, отображенный в стихах, литературных произведениях, мемуарах, и он может помочь пережить трудности духовного роста. Павел Флоренский в «Воспоминаньях прошлых дней», в главе «Обвал», запишет: «С Толстым, Соломоном и Буддою я ощущал надежность своей безнадежности, и это давало удовлетворение и какой-­то род спокойствия» [31, с. 872].

Ребенку, возможно, переживающему такие обвалы, означаю­щие вехи расширения сознания, нужно знать, что такое же состоя­ние переживали другие люди и это есть естественный процесс роста и развития его души, а не болезнь. В его окружении должен быть кто­-то, кто будет говорить с ним о звездах, о тайнах и загадках мира, кто сможет окружить его образами возвышенными и прекрасными.

«Одно из важнейших условий качества духовной жизни, – пишет Ш.А.Амонашвили, – связано с качеством и количеством образов. Качество образов определяется такими критериями, как красота и изящество, возвышенность, открытость. Качественными могут быть образы любви, доброты, радости, сорадости, сострадания, великодушия; образы науки (законы природы, строение веществ, целостная картина мира); образы героизма, преданности, служения, самопожертвования; образы труда и творчества. <…>

Чем больше будет таких светлых образов в духовном мире, тем многограннее и богаче станет там жизнь. Духовный мир не может быть перенаселен» [33, с. 73–74].

В период «сумерек души» ребенка взрослым нельзя усиливать темную сторону жизни. Этот процесс В.А.Сухомлинский называет отниманием у ребенка «розового стеклышка», через которое он смотрит на мир.

Духовный мир первичен по отношению к материальному, в нем зарождаются причины, а в материальном мире проявляются следствия. Большинство взрослых, не признавая первичности духовного мира, пытается изменить жизнь детей, несущих в себе не только веру в первичность жизни духа, но и способность совершать поступки, подтверждающие это. Взрослая жизнь прорывается в детство уже в ранние школьные годы своими соревнованиями, сравнениями, кто лучше, больше, удачнее. Она приносит страдания, но у ребенка хватает сил жить в двух мирах, перенося в мир взрослых божественный луч улыбки и бескорыстной любви. Особенностью творчества детей является оптимизм и светлая вера в будущее. Даже в печальных произведениях звучит мажорная нота веры в то, что можно все изменить к лучшему.

Танка

Я видел много
Белых кирпичей
В стене разрушенного Храма
И вдруг заметил Солнца луч
На крыльях стрекозы.
* * *
Ведь жертвы приносить так нелегко,
И не хватает слез, чтобы умыться ими.
Но за мою любовь меня так ненавидят,
Бросая камни мне в лицо. А я за них молюсь.
* * *
Я не хочу тебе дарить
Вязанки слов, трещащих на ветру.
А подарить хочу букет
Из трех цветов, чьи имена –
Любовь, Надежда, Верность,
Чтоб улыбнулась ты поющим облакам.

Джонатан Кимельфельд, 10 лет [15, с. 142–143].

Трудности оземления детей нового сознания связаны с ранним пробуждением в них духовного начала, которое особенно активно начинает утверждаться в подростковом возрасте. Этот процесс может быть принят взрослыми как проявление незрелости, беззащитности, утонченной болезненности, неприспособленности. Взрослые могут проявлять «заботу» о таких детях тем, что стараются показать теневую сторону жизни, «раскрыть глаза» на жизнь. Тогда как в этот трудный период в ребенке нужно укрепить веру в Высший Идеал, и «внутренняя работа мысли и сердца, направленная на познание и утверждение идеального как морального ориентира» должна стать главной воспитательной вертикалью. Большинство взрослых «убивает детство» в собственных детях из самых, на их взгляд, благих намерений.

Этот период оземления иногда связан еще и с временным затуханием творческих проявлений, растущий ребенок может погрузиться в изучение темных сторон жизни, начать отходить от ранее звучавших в его творчестве светлых нот. Он пытается на­йти подтверждение своим идеальным представлениям о жизни и если, как ему кажется, не находит, то бурно реагирует на ложь и неправду. Этот период В.А.Сухомлинский назвал периодом «противоречий отрочества». «С одной стороны, в подростке живет непримиримость ко злу, неправде, готовность вступить в борьбу с малейшим отклонением от истины и, с другой стороны, неумение разобраться в сложных явлениях жизни. <…> Подросток хочет быть хорошим, стремится к идеалу и в то же время не любит, чтобы его воспитывали, <…> есть глубокая необходимость в совете, помощи – и в то же время, словно нежелание обратиться к старшему. <…> Показное отрицание авторитетов, увлечение идеальным и сомнение в том, что идеальное может быть в нашей будничной жизни. <…> Романтическая настороженность и… грубые выходки, моральное невежество, восхищение красотой и… ироническое отношение к красоте» [24, с. 344–362].

«Сумерки души» подросткового возраста творческих детей нуждаются в свете мудрых взрослых. Космический закон «учитель–ученик» справедлив для всех уровней Бытия. Поэтому можно предположить, что преодолеть оземление без забвения своей миссии в трудных земных условиях ребенок, несущий светлое творчество, может только рядом с мудрым любящим взрослым, обладающим качеством творящего терпения.

«Быть наставником человека в годы отрочества, – пишет В.А.Сухомлинский, – означает, прежде всего, открыть его пытливому взгляду мир человеческих мыслей, страстей, идеалов. Это означает добиваться того, чтобы в сознании подростка утверждалась мысль о высшем смысле жизни, о бессмертии идеалов народа. Романтическая увлеченность, удивление духовным величием человека облагораживает чувства подростка, воспитывает тонкость его натуры. Без романтики нет культуры чувств» [24, с. 362].

Еще одна грань оземления связана с современной особенностью нашего мира. Речь идет о слишком быстрых темпах внешней жизни и ориентации цивилизации на наращивание интеллекта без уравновешивания его духовным развитием. Любой обычный ребенок и тот, который отличается особой одаренностью от своих сверстников, нуждаются в определенных этапах развития, связанных с созреванием их физиологических функций. Вот как рассматривает эту проблему К.Д.Ушинский: «Чем богаче нервная организация дитяти, тем осторожнее должен общаться с нею воспитатель, никогда и ни в чем не допуская ее до раздраженного состояния. Воспитатель должен помнить, что нервный организм только мало­-помалу привыкает, не впадая в раздражение, выносить все сильнейшие и обширнейшие впечатления, и что вместе с развитием нервной организации должны крепнуть воля и сознание в человеке. Постепенное обогащение нервного организма, постепенное развитие его сил, не допускающее никогда ненормальной его дея­тельности до перехода в раздражительное состояние, постепенное овладевание воспитанником богатством его нервной системы должны составлять одну из главных задач воспитания, и в этом отношении педагогике предстоит впереди безгранично обширная деятельность» [34, с. 268].

Если мы говорим о новых детях, то процесс «оберегания» их нервной системы особенно необходим, так как они обладают врожденным богатством и сложностью нервных процессов. Поэтому периоды постижения определенных информационных объемов необходимо сочетать с периодами их осмысления и постижения. Вот как об этом пишет Павел Флоренский в письме своему сыну Василию: «В том возрасте, в котором находишься ты, надо дать возможность выкристаллизоваться мыслям и не мешать этому процессу постоянным разбалтыванием их: надо каждый день иметь хотя бы небольшой отрезок времени для созерцания. <…> Мне хочется, чтобы ты не разменялся на многие мелочи, а сделал бы нечто цельное. Это не значит, что мелочей не нужно. Нет, в мелочах находит себя целое, но для этого мелочи должны стать организованы, должны направляться, определяться и собираться целым. “Целое – прежде своих частей” (“прежде” – не в хронологическом, а в существенном смысле); оно порождает из себя и ради себя свои части, а не механически складывается ими, как случайными элементами. Ты должен найти себя самого, а для этого необходима тишина и, хотя бы временами, незасоренность сознания» [35, с. 346–347].

Можно представить, как страдает нервная система многих современных детей от все более расширяющегося потока информации. Взрослым часто кажется, что интеллектуальное развитие заключается именно в постижении как можно больших объемов новой информации, вся школьная система ориентирована на приобретение знаний, умений и навыков. Мы получаем тот результат системы воспитания, о котором писал еще К.Д.Ушинский: «Развитие головы и совершенное бессилие характеров, способность все понимать и обо всем мечтать (я не могу даже сказать – думать) и неспособность что­-нибудь делать – вот плоды такого воспитания» [34, с. 270]. Чем одаренней ребенок, тем более непокорна его нервная система. Для предупреждения нервного раздражения в детях необходимо: «…запрещать вообще чем бы то ни было возбуждать сильно чувство детей; педантически строго распределять детский день, потому что ничто так не приводит нервы в порядок, как строгий порядок в деятельности, и ничто так не расстраивает нервы, как беспорядочная жизнь; постоянно сменять умственные упражнения телесными, прогулками, купаниями и т.п.» [34, с. 270–271].

Любовь взрослого, проявленная к ребенку, заключается в том, чтобы помочь растущему человеку овладеть своими чувствами и обуздать себя. Вспомним, как оберегали родители Павла Флоренского его тонкую нервную организацию от излишних впечатлений и чувств: до определенного возраста ему запрещали посещать театр. Дары Духа Павла Флоренского, которые он подарил человечеству, были умножены его титанической работой над собой. Вот как он пишет об этом в письме своему сыну Кириллу: «Все то, что другие получали легко, мне давалось с усилием, или вовсе не давалось. В общем, сравнивая себя с любым из своих знакомых, я вижу, что не получил в жизни и малой доли полученного каждым из них. А имею­щееся добыто усилием, работой над собой, упорным размышлением и трудом. <…> В упорстве мысли и непрестанном труде вижу я свое преимущество перед другими, а не в способностях, которых у меня м.б. меньше, чем у многих других. Этот путь тяжел и утомителен, но внутренне он плодотворнее, чем легкий успех и внешнее усвоение. И если бы мне было дано начинать жизнь заново, с детства, я вероят­но шел бы тем же путем, который уже пройден» [35, с. 345].

Напрашивается интересный вывод: богатая одаренность Высокого духа требует трудных материальных условий, проживая которые, он сознательно вырабатывает в себе волю и оформляет свое собственное сознание. В ходе такого процесса трансформируются его энергетические центры, и он становится способен не только давать высокую энергетику в результатах своего творчества, но и воспринимать энергетику более высокого состояния материи. Вновь мы подходим к уяснению того явления, когда Небо соединяется с Землей и происходят важнейшие эволюционные процессы через посредство духовного пространства человека. В этом пространстве, особенно в процессе оземления, всегда имеет место выбор эволюционного пути самим ребенком. И здесь роль взрослых, находящихся рядом, заключается в том, чтобы ребенок имел в своем окружении примеры нравственных идеалов, истинной красоты и культуры, веру в Высшее.

Надежда Лебедева
Сообщений: 4750
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Проблема оземления детей нового сознания в свете классического педагогического наследия и философии Живой Этики

Сообщение Надежда Лебедева » 05 дек 2017, 15:21

Взрослый, стоящий рядом с творческим ребенком, ребенком нового сознания, рядом с любым ребенком, приходящим в наш мир, должен сохранить чистоту детства в себе, должен научиться видеть в ребенке человека, пришедшего для него. Людей без духовного мира не существует, но пока мы не задумываемся над важнейшими вопросами бытия и не осознаем свой духовный мир, его будто бы и нет. Мы, взрослые, погружаемся в каждодневные заботы, торопимся за успехом жизни, и все нам кажется нормальным до тех пор, пока вдруг не увидим глаза ребенка, наполненные слезами, не услышим прозвучавшую только для нас важную фразу, не прочтем книгу, не встретим особенного человека, не столк­немся с личным горем или не ощутим состояние, когда «земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу».

Все мы такие разные, имеем свои вкусы, устремления, заветные желания и свои представления о счастье. Нам бывает так трудно понять друг друга, когда каждый стремится к тому, чтобы только для себя найти это счастье, а ведь как сказал главный герой фантастического рассказа Ф.М.Достоевского «Сон смешного человека»: «В один бы день, в один бы час – все бы сразу устроилось! Главное – люби других как себя, вот что главное, и это все, больше ровно ничего не надо» [36]. Но в нашей жизни: «Сознание жизни выше жизни, знание законов счастья – выше счастья» [36]. Поэтому мы редко бываем по­-настоящему счастливы. А ведь счастье наше всегда в нас самих, в нашей внутренней духовной жизни. Весь опыт человечества подтверждает, что человек бессмертен не в силу неуничтожимости своих дел и поступков, а в силу неуничтожимости мыслей. Работа духа и души, кропотливая работа над собой способны преобразить мир человека. Нельзя забрать в Иной мир материальные накопления, но если дух приобрел бесстрашие, мужество, преданность и, самое главное, умение ЛЮБИТЬ, – это все остается с ним и помогает в дальнейшем совершенствовании и бесконечном продвижении.

Умение взрослых любить и понимать духовную природу детей – основное условие для утверждения светлой миссии детей в жизни. Никто из нас точно не может знать предназначение каждого ребенка, встречающегося нам на пути, мы можем только допускать, что через детей в пространство нашей планеты идет более высокая энергетика. Учителя человечества направляют его эволюционное развитие, и мы можем предположить, что светлое творчество детей есть особый дар земному человечеству, который должен не только быть воспринят, но и охраняем нами для продвижения вперед.

В «Гранях Агни Йоги» 1955 г. есть характеристика светлого творчества: «Первым признаком совместного творчества с Учителем будет его необычность и своеобразие, вторым – неисчерпаемость, третьим – новизна, четвертым – огненность, пятым – сила, возвышающая дух, шестым – многогранность и седьмым – устремленность в будущее пламенная. Если этими свойствами проникнуто творчество, знайте, что оно под Лучом» [26, с. 48]. Иными словами, это творчество реализуется под воздействием Учителя.

Это справедливо по отношению к светлому творчеству детей, которое все больше и больше наполняет нашу жизнь. Нам, взрослым, продолжает казаться, что жизнь устраиваем мы, умные, профессиональные, способные многое предвидеть и благодаря опыту предугадать. В некоторой степени это справедливо. Но мир нуждается в сознательном космическом сотрудничестве. «…Магнетизм Космический, посылаемый с Далеких Звезд, нуждается часто в регулирующих приемниках, которыми являются сознания Больших Духов. В них преломляются Космические волны и, преломленные и ассимилированные, таким образом становятся доступными для Земли, то есть для человечества, которое представляет собою ее Высшие принципы. Так ассимиляция Космических энергий – удел человечества и процесс значения необычайного. Это есть питание духа человеческого Высшими энергиями или небесным огнем» [7, с. 508–509].

Можно высказать предположение, что дети, несущие в наш мир светлое творчество, несут новое знание и новую красоту, в которых ассимилированы более высокие энергии. Воспринятое человечеством знание и красота продвигают эволюцию. Именно сегодня через детей Света в мире происходит великое переустройство, закладываются основы «Новой Земли и Нового Неба». Нам трудно в это поверить, но это так. И без нас дети Света не станут взрослыми. Без нас они не пройдут трудный период оземления и не выполнят своей задачи. Они энергетически другие, многое понимают и чувствуют уже в детстве и, главное, могут это воплотить. Они несут с собой Свет, которым мы живем, напоминая нам о том, что жизнь бесконечна, и своим присутствием на Земле подтверждают, что Высшие Силы не разочаровались в людях.

Ребенок – это возрожденное новое Бытие. С каждым новым поколением глазами детей на нас смотрит Вселенная и терпеливо ждет, когда же человечество выберет Светлый Путь, начертанный ему среди звезд.

Литература

1. Шапошникова Л.В. Исторические и культурные особенности нового космического мышления // Объединенный Научный Центр проблем космического мышления. М.: МЦР, Мастер-­Банк, 2005.

2. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Айрис-­пресс, 2007.

3. Тейяр де Шарден Пьер. Феномен человека. М.: Главная редакция изданий для зарубежных стран издательства «Наука», 1987.

4. Шапошникова Л.В. Творец космической эволюции // Культура и время. 2009. № 4(34).

5. Шапошникова Л.В. Огненное творчество космической эволюции // Дети нового сознания: материалы Международной научно-­общественной конференции. М.: МЦР, Мастер­-Банк, 2007.

6. Рерих Е.И. Изучение свойств человека // У порога Нового Мира. М.: МЦР, 2007.

7. Грани Агни Йоги. 1956 г. Новосибирск: Алгим, 2009.

8. Цит. по: Амонашвили Ш.А. Чтобы дарить ребенку искорку знаний, учителю надо впитать море Света. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2009.

9. Сухомлинский В.А. Как любить детей // Переиздание. Антология гуманной педагогики. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.

10. Учение Живой Этики. Беспредельность.

11. Огнёва С.И. Сергиев Посад, лето 1920 г. // Культура и время. 2010. № 4(38).

12. Шапошникова Л.В. Тернистый путь Красоты. М.: МЦР, 2001.

13. Шапошникова Л.В. Метаисторический смысл Пакта Рериха // Культура и время. 2010. № 4(38).

14. Рерих Е.И. Космологические записи. У порога Нового Мира. М.: МЦР, 2007.

15. Дети Света: сборник статей. Донецк: Вебер, 2008.

16. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. В 3 кн. Кн. 3. Вселенная Мастера. М.: МЦР, 2005.

17. Ушинский К.Д. О воспитании воли. Душевные стремления // Ушинский К.Д. Материалы к третьему тому «Педагогической антропологии». Электронный ресурс: http://az.lib.ru/u/ushinskij_k_d/text_1 ... om_3.shtml

18. Ухтомский А.А. Интуиция совести. СПб., 1996.

19. Кор., 13, 8.

20. Сорокин П.А. Таинственная энергия любви // Духовный свет в жизни учителя. Сборник философских статей. Артемовск, 2009.

21. Бондарев Л. Сочинялки. Феодосия, 2010.

22. Сухомлинский В.А. Судьба детей в твоих руках, воспитатель // Переиздание. Антология гуманной педагогики. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.

23. Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 9. М.: МЦР, 2009.

24. Сухомлинский В.А. Рождение гражданина // Избранные произведения в пяти томах. Т. 3. К.: Радянська школа, 1980.

25. Амонашвили Ш.А. Учитель, вдохнови меня на творчество! Хмельницкий: Подольский культурно-­просветительский центр им. Н.К.Рериха, 2011.

26. Грани Агни Йоги. 1955 г. Новосибирск: Алгим, 2010 .

27. Сухомлинский В.А. Слово учителя о нравственном воспитании // Переиздание. Антология гуманной педагогики. М.: Издательский Дом Шалвы Амонашвили, 2002.

28. Ухтомский А.А. Заслуженный собеседник. Рыбинск, 1997.

29. Рерих Е.И. Письма в Америку: в 4 т. Т. 3: 1948–1955. М., 1996.

30. Толстой Л.Н. Исповедь. Донецк, 2008.

31. Флоренский П.А. Имена. М., 2006.

32. Ветрова Вика. Не плачьте по потерянным вещам… // Комсомольская правда. 1990. 4 февраля.

33. Амонашвили Ш.А. В Чаше Ребенка сияет зародыш зерна Культуры. Рига: Паркс рекламай, 2006.

34. Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии // Избранные педагогические сочинения в двух томах. Т. 1. Под ред. А.И.Пискунова. М.: Педагогика, 1974.

35. Флоренский П. Письма с Дальнего Востока и Соловков // Сочинения в четырех томах. Т. 4. М.: Мысль, 1998.

36. Достоевский Ф.М. Сон смешного человека. Электронный ресурс: http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0330.shtml

37. Учение Живой Этики. Мир Огненный.



Вернуться в «Дети Нового Сознания - особенности воспитания»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость