Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Модераторы: Valentina, Надежда Лебедева

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 06 янв 2017, 17:42

М.П. Холл. Около 1930 г.jpg
М.П. Холл. Около 1930 г.jpg (9.79 KiB) 1999 просмотра
Краткая биография

Мэнли Палмер Холл (англ. Manly Palmer Hall; 18 марта 1901, Онтарио, Канада — 29 августа 1990, Лос-Анджелес, США) — писатель, историк, лектор, философ, создатель «Философского исследовательского общества», таролог, масон, высшего 33° Древнего и принятого шотландского устава (англ. Ancient and Accepted Scottish Rite of Freemasonry или просто Scottish Rite)

Мэнли Палмер Холл родился 18 марта 1901 года в канадском городе Питерборо, штат Онтарио. С раннего детства он воспитывался своей бабушкой по материнской линии. В 1904 году вместе со своими родителями, Уильямом С. и Луизой Палмер Холл он переезжает в США. С ранних лет Холл изучает древние традиции мира и впитывает в себя мудрость мировых религий. В отличие от большинства своих сверстников, он осознавал, что мудрость и истину нельзя найти в рамках одной лишь религии или одного учения. Напротив, для Холла мудрость была заключена в той высшей сфере, где философия, религия и наука идут бок о бок, не имея между собой границ. В 1919 году Холл перебирается в Лос-Анджелес, а 1920 год положил начало публичной карьере Холла. Он был приглашен небольшой группой в место на берегу Санта Моники для того, чтобы прочесть первую в своей жизни лекцию, посвященную реинкарнации. На следующий год его попросили провести уже целую лекционную программу в Лос-Анджелесе. Там он и продолжил свою писательскую и ученую деятельность в течение последующих шести десятилетий. Его первые публикации были двумя маленькими брошюрами: "The Breastplate of the High Priest" и "Wands and Serpents". В 1922 году выходит в свет первая книга Холла - "Инициированные пламенем" ("The Initiates of the Flame"). Примерно в это же время он пишет еще две книги - "Утерянные ключи масонства"("The Lost Keys of Freemasonry") и "Пути одиноких"(" The Ways of the Lonely Ones"), которые находят своего читателя по сей день и неоднократно переиздавались спустя много лет. Еще одной областью, интересовавшей Холла с юных лет, был оккультизм и нам известно о том, что уже в очень молодом возрасте он состоял в некоторых инициатических организациях и братствах, среди которых было Теософское Общество, Братство Вольных Каменщиков (франкмасонов), Общество Розенкрейцеров в Союзных Штатах (Societas Rosicruciana in Civitatibus Foederatis - S.R.I.C.F) и Американская Ассоцицация Астрологов (AFA), основанная в 1938 году. При этом Холл всегда чувствовал, что прежде чем ученик мог вступить на путь инициации, он должен сначала построить правильную и здравомыслящую личность, из которой должны исходить дальнейшие усилия. В 1923 году Мэнли Холл был посвящен в духовный сан и стал лидером группы с оккультной и метафизической ориентацией "Церковь Народа" (Лос-Анджелес). Со временем эта церковь выросла в центр его издательского концерна "The Hall Publishing Company" и журнал "The All Seeing Eye" ("Всевидящее око", осн. в 1923 г.). Этот журнал, впоследствии сменившийся журналом "Horizon" ("Горизонт"), сейчас издаётся под названием "PRS Journal". В течение этого периода Холл начал планирование своего обширного тома, посвященного символической философии - "Секретные учения всех времен" ("The Secret Teachings of All Ages"). Он активно путешествовал в 1923 и 1924 года и посетил много великих культурных центров Европы, Азии и Египта. Любимым местом Холла для поиска редких и древних текстов мудрости был Британский Музей в Лондоне. По пpотекции генеpала Фpэнсиса Янгхазбенда, возглавлявшего бpитанскую военную экспедицию в Тибет в 1903-1904 гг. и с тех поp очаpованного буддизмом, Холл получил доступ к библиотечным отделам pедких книг и pукописей, где обнаpужил множество бесценных стаpинных документов. Эти путешествия еще больше убедили его в важности сравнения религий и их роли в духовной эволюции человека. Сразу же по возвращении он приступает к работе над своим очерком западной эзотерической традиции - "Секретные учения всех времен" , в котором описывает в различных деталях древнейшую сиситему обучения и просвещения, носителями которой являлись Школы Мистерий. На написание работы у Холла ушло шесть лет. Кроме того, требовалось собрать огромную сумму в $100 000, необходимых для печати первого издания в 1928 гду в Сан-Франциско. Для этого ему пpишлось даже поpаботать в большом бизнесе на Уолл-стpит. Солидный том был иллюстpиpован цветными иллюстpациями известного художника-оккультиста Дж. О. Нэппа и многочисленными чеpно-белыми pисунками из pедких стаpинных книг. Успех книги был так велик, что пеpвые пять изданий были распроданы еще до выхода в печаь. В 1934 г. Холл основывает Общество Философских Исследований (PRS), посвященное "одухотворению всех искусств, наук и ремесел, соединению в едином братстве всего живущего и объединению всех любителей мудрости". Это общество, вероятно, было отражением заветной мечты Мэнли Холла - создания в грядущем столетии "Университета разума", который был бы моделью пифагорейской школы. Общество, в распоряжении которого находится внушительная библиотека, проводит множество обширных лекций, семинаров и выступлений по философским темам. Расположенное со дня своего основания на площади Лос Фелиз в Лос-Анджелесе, оно десятки лет было местом обучения и исследования всех духовных традиций и было признано Культурным Местом Городским Советом Лос-Анджелеса в 1994 году. Мэнли Палмер Холл был членом масонской ложи Драгоценная Ложа No. 374, Сан-Франциско. Позже он получил 32 степень Древнего и Принятого Шотладского Уства в долине Сан-Франциско. А в 8 декабря 1973 Холл был посвящен в 33º Шотландского Устава, на церемонии проведенной в "Обществе Философских Исследований". Несомненно, эта дань личности Холла, на протяжении всей жизни изучавшего основания масонства, написавшего несколько книг по этой теме, среди которых "Утерянные Ключи масонства" ("The Lost Keys of Freemasonry"), "Масонские ордены и браства" ("Masonic Orders of Fraternity"), "Масонство и Древний Египет" ("Freemasonry of the Ancient Egyptian"), "Сокровенная судьба Америки" ("The Secret Destiny of America") и т.д. Однако - спешим успокоить энтузиастов конспирологии - PRS это совершенно независимая и отдельная организация, не связанная с масонским движением. Стоит отметить, что Холл никогда не использовал PRS как площадку для набора масонских членов и это является важной внутренней традицией масонства. Холл всегда подчеркивал практические аспекты философии и религии в их применении в повседневной жизни. Он заново открыл современному человеку те духовные и этические доктрины, которые открывают человечеству его благородные идеалы и наиболее приемлемые нормы поведения. Уверенный в том, что философия это рабочий инструмент, помогающий личности в строительстве твердого фундамента для его свершений и целей, Холл упорно искал подтверждение своей веры в то, что мировая цивилизация может стать совершенной только тогда, когда жизнь людей будет объединена на общем основании разума, братства и достойной цели. Из всех адептов в истории, возможно, любимым у Холла был Сэр Фрэнсис Бэкон, чей гений до сих пор светит нам через века. Он был искренне убежден, что Бэкон, посвященный розенкрейцер, был подлинным автором, написавшим шекспировские пьесы и посвятил этой проблеме немало очерков. Описание жизни Холла не простое дело, т.к. он был безгранично плодотворным во всех своих усилиях и начинаниях. Холл - автор более 200 книг на оккультную тему, которые охватывали работы по астрологии, Библии, таро, снам, мистицизму, восточной и западной философии, религиям, психологии, символизму и реинкарнации; плюс сотни эссе и выше упомянутый ежемесячно выходящий "PRS Journal". В течении шести десятков лет он прочел 8 000 лекций. Он говорил до двух часов, импровизируя, без подготовки, сплетая очаровывающую ткань мудрости. Мэнли Холл был признан как в США, так и в Европе как сведущий коллекционер трактатов по философии, а также герметических и алхимических манускриптов, среди них некоторые датированы XV веком. Его коллекция книг привела к созданию PRS-библиотеки, которая до сих пор посещается учениками и сегодня является, наверное, уникальной в США. Известно, что Холл предоставлял книги по алхимии из своей коллекции профессору Карлу Юнгу, когда тот писал известную ныне книгу под названием "Психология и алхимия". Множество людей восхищались и уважали этого человека по разным причинам. Он был путешественником и собирал артефакты по всему Дальнему Востоку; было забавно слушать удивительные истории его путешествий. Некоторые знали его как всемирно известного коллекционера марок, многие были очарованы его детскими воспоминаниями, изложенными в его книге "Взросление с Бабушкой" ("Growing up with Grandmother"); при этом он всегда говорил с людьми с достоинством и уважением, никогда не докучал им нагрузкой своих энциклопедических знаний о духовных традициях. Он отстаивал всеобщую ценность идеалистического филосовского образования в классической традиции Пифагора, Парацельса, Лорда Бэкона, Платона, Сократа и всех философов истории, уверенных в существовании духовного мира. Он хотел не более, чем помочь великим философам истории осуществить их праведные замыслы в отношении человечества и всей планеты. Последние годы свой жизни Холл посвятил развитию и реализации программы Университетского Заочного Обучения. Целью этой программы под названием "Учимся жить, живя учебой" была помощь самостоятельным искателям истины в их стремлении к лучшей жизни, основываясь на мудрости древних учений. Важное место в этой программе играл личный опыт. Как говорил сам Мэнли Холл, "в нас скрыты зачатки духовных энергий и способности, которые могут исцелить тело и сберечь душу. Цель нашей образовательной программы - навправить эти энергии в русло сознательной, разумной деятельности на благо всего человечества". Университет Заочного Обучения опирается на тот принцип, что обучение продолжается и в зрелом возрасте, когда дорогой просвещения становится сама жизнь. В своем последнем письме Мэнли Холл писал: "Постичь доктрину могут лишь те, кто живет по-настоящему" На протяжении всей своей жизни Мэнли Палмер Холл показывал тысячам людей как найти универсальную мудрость в мифах, мистериях и символах древних западных тайных учений и как воплотить эту мудрость в нашей жизни. Мэнли Палмер Холл скончался 29 августа 1990 г. в Голливуде, Калифорния, при загадочных обстоятельствах.

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 06 янв 2017, 18:12

Вершины мира. Второй пик справа — гора Эверест. Фото М.П. Холла.jpg
Вершины мира. Второй пик справа — гора Эверест. Фото М.П. Холла.jpg (55.86 KiB) 1997 просмотра


Опасность занятия оккультными практиками, без развития внутреннего человека

Изучающие оккультизм в Америке многие годы тратят на поиск надежного и разумного пути ученичества. Большинство методов, предлагаемых учителями метафизики, не только неудовлетворительны, но зачастую даже опасны. К неисчислимым бедам могут привести неразумные попытки разбудить скрытые сверхфизические силы. Почти все йоги, за исключением, возможно, раджа-йоги, до такой степени пропитаны тантрическим колдовством, что стремление применить их на практике неизбежно приведет к черной магии. Заметим, однако, что хотя раджа-йога сама по себе и благородная дисциплина, но без постоянного руководства и глубочайшего доверия между учеником и его учителем трагедия оказывается почти неизбежной. Американская публика пережила жуткую вакханалию мудреных дыхательных упражнений, вращений глазами и «холостого» мышления. Наша неосведомленность в вопросах восточной метафизики сделала мошенничество настолько простым, что вряд ли в обществе найдутся такие люди, которым удалось избежать обмана. А поэтому неудивительно, что в наши дни наблюдается обратная тенденция к более разумному направлению усилий. Практически каждый осознает, что ему недостает надлежащего контроля над своими способностями, и он совсем, или почти совсем, не имеет влияния на собственные порывы и потребности. Если стремление к самосовершенствованию присуще всем, то тогда возникает вполне естественный вопрос, как навести порядок в хаосе противоречивых эмоций и элементов в теле.

Но прежде чем предложить какое-то приемлемое решение, необходимо тщательно изучить саму проблему. Допустив в качестве аргумента то, что не всегда можно принять как факт, а именно, что чрезвычайно модные ныне оккультные упражнения для развития есть подлинное эзотерическое руководство, мы вносим в ситуацию изрядную долю абсурда. Люди, не имеющие никакого понятия об основополагающих принципах метафизики, сами того не сознавая, вторгаются в пределы самой опасной из всех наук — в сферу практического оккультизма. Такие упражнения возбуждают вибрации, по своей интенсивности настолько отличные от вибраций человека, который пытается наложить их на свой организм, что кончается все это психическим расстройством.

Нормальная жизнедеятельность человека обеспечивается тонким равновесием всех его частей. У среднего человека нет такой способности или части, которая оказалась бы намного выше или ниже остальных, чтобы тем самым нарушить его равновесие. Другими словами, наше питание соответствует уровню нашего мышления, наши действия согласуются с нашими желаниями, а наши идеалы, в принципе составляющие нашу высшую часть, постоянно пребывают в разумной взаимосвязи с нами как единым целым. Правда, в теле присутствует некоторый диссонанс, который обычно не имеет особого значения. Природа влияет на развитие души посредством улучшения, благодаря постепенному видоизменению окружающей среды — натуры в целом. То, где мы пребываем, определяется тем, что мы собой представляем, и каждый человек помещается в тот мир, который не слишком далеко выходит за пределы его понимания. Следовательно, оккультные упражнения, завораживая ум, ведут к эксцессам, которые в итоге могут погубить всю жизнь. По-настоящему правильным бывает только то, что находится в надлежащем месте, и методы развития, которые могут возвеличить надлежащим образом подготовленного чела до положения архата, непременно расстроят рассудок и благополучие человека, не получившего необходимых предварительных наставлений. Такую подготовку редко получают в американских метафизических кругах из-за царящего повсюду духа спешки — нашей национальной болезни. Ведь это едва ли не преступление — а, по сути, самое настоящее преступление — набрать группу людей с улицы, которым незнаком даже термин «оккультизм», а потом пообещать им, что с помощью некой азиатской методики они смогут приобрести власть над психическими силами, определяющими их жизнь, за десять простых уроков и т. д. и т. п. Таким образом, нарушается рациональная основа Природы, создается противоречие между законами жизни и целью жизни, и фарс быстро превращается в трагедию.

И если предположить, что во всем остальном нет обмана, ошибка всегда заключается в попытке чересчур энергично штурмовать небесные врата или в насильственном приведении себя в состояние, не гармонирующее с качествами натуры. Средний индивидуум не приспособлен к размышлениям над глубокими тайнами вселенной, и, когда он пытается этим заняться, он попросту «надрывает» свой интеллект. Нелепо мужчинам и женщинам, не постигшим смысл окружающей их жизни, пытаться зрительно представить себе или испытать нирвану. Когда несведущий входит в состояние самадхи, он, по всей вероятности, оттуда уже не вернется, поскольку, не зная, как он туда попал, он не сможет найти дорогу назад. Метафизические расстояния и промежутки времени — вещь вполне реальная, и легче было бы маленькому ребенку, потерявшемуся в сердце Африки, найти дорогу к цивилизации, чем неподготовленному ученику вернуться из тех невидимых миров, которые отделены от этой земли колоссальными различиями качества и сознания. Энтузиасты, конечно, утверждают, что дело обстоит совсем по-другому, но вот только у энтузиастов мудрости не слишком много. Энтузиазм — это одна из эмоций, которой нет доступа в круг избранных.

Наши взгляды на жизнь создают невидимые двойники в тонких субстанциях каузальных сфер, становясь мощными факторами в оккультном развитии. Восток и Запад разделены не только безбрежными океанами, в еще большей степени их разделяет колоссальное несходство во взглядах. Восток — это метафизик, а Запад — физик; Восток аскетичен, Запад — материалистичен. Восток обладает исключительными способностями к концентрации, или сосредоточению, и преемственности — у Запада подобных способностей очень мало и к тому, и к другому. У Востока есть целая вечность, чтобы достичь какой-то цели, а Запад считает, что почти на любое свершение достаточно и пяти минут. Подобное несходство в расовых позициях и убеждениях обусловливает необходимость преобразовывать восточные оккультные упражнения, прежде чем они смогут принести пользу изучающим оккультизм на Западе. Большинство азиатов, живущих в Америке, никогда не занимались такого рода изменениями и преобразованиями, и поэтому они никак не могут понять, почему многие из их учеников терпят неудачу, а самые серьезные через короткое время умирают.

Еще до наступления христианской эры греки, поддерживая философские связи с Индией и Персией, перенесли большую часть восточных обрядов в эллинистические государства. Пифагор, величайший представитель греческой школы, прошедший обряд посвящения в Эллоре и Элифанте, безусловно, был хорошо осведомлен об эзотерических ритуалах брахманов. И даже при отсутствии других свидетельств сохранившиеся фрагменты из его эзотерических дисциплин служат тому неоспоримым доказательством. Только греки, как видно, переработали азиатские дисциплины, чтобы гармонизировать их с огромной сферой западного мышления. Благодаря платонизму восточные традиции получили широкое распространение и сохранились до наших дней в достаточно законченной форме, хотя сочинения самого Платона веками не получали должного толкования. Греки разработали свой, позитивный подход к истине. Вместо вселенной, поглощающей человека, как в азиатских учениях, они придумали человека, поглощающего вселенную. Пифагор учил совершенствованию путем возвеличивания своего «я», то есть через высвобождение потенциальных способностей своего «я», тогда как, согласно восточным учениям, совершенство достигается через самоунижение и самоотречение и отрицание любой формы индивидуального существования. Нетрудно понять, что для западного ума индивидуальность есть краеугольный камень жизни. Однако в конечном счете обе школы приходят к одному и тому же окончательному результату, обе достигают состояния совершенства, которое идентично в обеих системах. Но только психология подхода к достижению цели в каждом случае своя, и различие между ними носит не только интеллектуальный характер, но и проявляется всеми нервами и фибрами западного организма. Не признавать подобное различие — значит нарушать гармонию всей жизни с ее окружающей средой и ее расовой предназначенностью. Следовательно, когда то, что от природы позитивно, пытается стать негативным, начинается разлад, который все больше обостряется по мере отхода от священных предпосылок западного развития. Но тогда, вполне естественно, возникает вопрос: что же представляют собой дисциплины, особенно подходящие для западного мира? Где их можно найти и как их использовать на практике, чтобы ускорить совершенствование организмов?

Прежде чем перейти к рассмотрению этих вопросов, необходимо прояснить еще один момент. Никакое оккультное развитие, идущее вразрез с законами жизни, не даст устойчивых результатов. Нельзя стать развитым без постепенного развития, равно как никто не может стать более совершенным быстрее, чем он вообще способен развиваться. Развитие не означает резкий скачок в каком-то одном направлении. Оно предполагает равномерное развитие во всех направлениях, рост всех составляющих в гармонии с законом естественного раскрытия. Другими словами, подлинная духовность никоим образом не может существовать отдельно от одухотворенного состояния, в котором пребывает система в целом — ментальная, духовная и физическая. У человека не может правая рука быть духовной, а левая — физической, и точно так же один какой-то орган не может превзойти другой в добродетели, поскольку все они участвуют в распространении жизни, пронизывающей целое, и не может обслуживать какую-то одну часть отдельно от остальных. Человек не способен превзойти самого себя в духовном отношении, как не способен быть по-настоящему добродетельным в воскресенье и порочным в остальные дни недели. Воскресное благочестие, как известно, не является добродетелью, равно как любое искусственное стимулирование какой-то одной составляющей, не оправданное и не подтвержденное всеми другими составляющими, не может считаться законным духовным развитием. Наше отношение к жизни, наша способность усваивать знания, наша ценностная ориентация и наша мораль — все это химические продукты наших отдельных составляющих, вместе образующие этические смеси. Следовательно, наша способность умственного постижения неотделима от того, что мы собой представляем, и, как бы мы ни старались, мы просто не можем быть больше суммы наших собственных «я» и оценить качества, с которыми не согласуется наше существо еп rapport — в целом. Ученика, который думает, что он станет духовным, несмотря на свое «я», ждет в будущем горькое разочарование, ибо он может приобрести подлинную метафизическую силу только благодаря себе.

Таким образом, даже простейшие упражнения, которые можно разработать для улучшения физического состояния человека, не дадут положительных результатов, пока настроение не будет полностью подчинено все более ужесточающейся дисциплине. Под такой дисциплиной отнюдь не следует понимать подавление, это означает просто осознание взаимосвязей, существующих в человеческом организме. Упомянутые здесь несложные упражнения не предполагают никакого крайнего аскетизма, равно как не является ни необходимым, ни желательным радикальный отход от естественного образа жизни. Дисциплина в основном касается установок и тех тревожащих настроений, которые нарушают гармонию внутреннего мира. Прежде всего необходимо устанавливать ментальный покой и эмоциональное равновесие, что в значительной степени будет способствовать установлению телесной гармонии, которая создаст надлежащую обстановку для придания нужной направленности способностям к абстрагированию. Концентрация невозможна, или по крайней мере ее успех оказывается весьма проблематичным, если в человеке преобладает несдержанность. Как прекрасно сказано в «Бхагавадгите», только человек, сохраняющий душевное равновесие в страдании и наслаждении, готов к бессмертию. Многие люди думают, что покой наступит в результате развития духовного состояния, тогда как в действительности духовное состояние является результатом обретенного покоя. Совершенство — это цель, а не средство, это завершение усилий, основанных на знании, и дается оно только тем, кто многого достиг и в других областях. Когда ум терзают противоречия и неуправляемые нервные импульсы заставляют его работать с колоссальной интенсивностью, или эмоции, вызванные горем, страхом или ненавистью, переливаются через край, никакие оккультные упражнения не помогут достичь озарения. Следствием неуравновешенных усилий или усилий, подкрепляемых несбалансированной деятельностью, может стать только катастрофа. Поэтому и Восток, и Запад предупреждают своих учеников, что, прежде чем они ступят на путь мудрости, они должны привести в порядок свое бытие.

Мэнли П. Холл. Сборник "Феникс. Возрождённый оккультизм". Глава VI "Концентрация и ретроспекция"

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 06 янв 2017, 18:18

Открыт аудиториум Общества Философских Исследований (статья из газеты "Лос-Анджелес Таймс", 1959 г.)
Основатель рассказал о возможной опасности, которой подвергнется культура без духовного оттенка.

"Развитие материального знания, лишенного философского и духовного аспекта, подвергает опасности существование нашей культуры" - заявил вчера Мэнли Холл, основатель Общества Философских Исследований, своим студентам и друзьям на церемонии заложения краеугольного камня для нового аудиториума Общества на 3341 Бульваре Гриффин Парк. "На религиозном уровне мы строим мосты дружбы между пятью великими существующими религиями человечества" - сказал он. "Являясь частью культуры Мира, мы хотим любым возможным способом способствовать наилучшему пониманию между Востоком и Западом. Мы призываем учеников как древних, так и современных религий воспользоваться услугами нашей необычной библиотеки на этих просторах" Президент школы религии, философии и психологии, основанной в 1934 году, заявил, что аудиториум знаменует завершение строительной программы, начатой 25 лет назад. Он также добавил, что "взрослый человек имеет троичную природу и каждая его часть должная находится в гармонии с другими частями". "Наука способствует материальной безопасности человека, философия приносит здоровье и мир его разуму и душе, а религия строит основание для веры, достигая самых глубоких сфер духовной природы человека" - сказал он. "Когда гармония проникнет во все три уровня, все добродетели человека расцветут и мы вместе построим будущий мир - лучше, чем тот, который всем нам известен". "Это то прочное основание, которое должно укрепить нас во времена волнений, поддержать нашу всеобщую веру и сохранить нашу надежду на мир и добрую волю среди людей" - сказал он.

На фото: Закладка краеугольного камня. Мэнли Палмер Холл, президент Общества Философских Исследований, закладывает краеугольный камень на открытии нового аудиториума.
Cornerstone.jpg
Cornerstone.jpg (37.98 KiB) 1997 просмотра
Article.jpg
Article.jpg (172.27 KiB) 1997 просмотра

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 06 янв 2017, 18:24

Мэнли П. Холл. О вреде спиритических сеансов

Отвечая на этот вопрос, я стремлюсь не подорвать веру в спиритизм, но скорее подчеркнуть определенные опасности, о которых часто не задумываются те, Кто в него верит и кого он приводит в восторг. Спиритический сеанс – это негативный вихрь физических сил. Подобные вихри притягивают к себе развоплощенных сущностей самого разного рода, не говоря уже о многочисленных лярвах и элементалиях астрального мира. Обыкновенный медиум не обладает силой, достаточной для обуздания этих сущностей, посягающих на главные сплетения симпатической нервной системы. Во время сеанса как медиум, так и наблюдатели становятся беспомощными жертвами злокозненных сущностей, которые могут повести себя агрессивно. Таким образом, сеансы таят в себе неустранимую опасность того, что любой из присутствующих может унести в себе сущность-элементаля, которая способная прикрепляться к разным участкам ауры. Позднее такие элементали могут высасывать эфирное тело человека и тем самым истощать его физическую сопротивляемость. Если это длится достаточно долго и сопротивляемость падает ниже определенного уровня, элементаль или иная зловредная развоплощенная сущность может овладеть живущим человеком, вызвать одержимость и, наконец, изгнать эго из тела. Несмотря на то что случается то крайне редко, каждый человек поощряющий любые формы негативного спиритуализма и позволяющий себе принимать участие в спиритических сеансах, должен сознавать возможные опасности. Несчастья, причиненные досками для общения с духами, обманчивость автоматического письма и общие угрозы, которые таят в себе спиритические явления, сгубили уже немало жизней.

Мэнли П. Холл "Основания эзотерического знания"
seancebw.jpg
seancebw.jpg (26.97 KiB) 1997 просмотра

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 06 янв 2017, 18:28

М.П. Холл о "Тайной Доктрине" Е.П. Блаватской

Мадам Блаватская подарила миру «Тайную Доктрину» и «Разоблаченную Изиду», и те, чье видение позволяет им пробиться сквозь грозные тучи нависшей катастрофы, без преувеличения могут сказать, что эти ее труды являются самым важным вкладом в современную мировою литературу. Сравнивать их с другими книгами — все равно, что сравнивать свет солнца со свечением светлячка. «Тайной Доктрине» присуще величие Священного писания, поскольку на ее страницах вечные тайны облачены в древние и современные термины, и тем, кто, имея глаза, все правильно видит, раскрывается вечная мудрость. Обычно «Тайная Доктрина» воспринимается как внушительное собрание отдельных фактов, выбор которых был обусловлен и воодушевлен поразительным пониманием самых неясных принципов жизни. Мадам Блаватскую обвиняли в плагиате. Конечно, невозможно отрицать, что текст ее книг украшают высказывания множества авторов. Однако у нее все старые цитаты пересказаны на новый лад, и прежние авторы невольно поддерживают предпосылки, о которых они даже и не помышляли. Но именно в этом и заключается вся суть, а слова всегда остаются старыми. Величие «Тайной Доктрины» состоит в выделении определенных фактов, содержащихся в книге и сосредоточении внимания на них, ибо там из массы старого материала выплавляется новая идея — из пепла мертвых верований вновь встает бессмертный Феникс. Книга, которую Учителя материализовали через свою преданную чела, настолько очевидно стала частью литературы человечества, что ни критика, ни безразличие никогда не смогут приуменьшить ее воздействие.

Таким образом, для нынешнего столетия изучать «Тайную Доктрину» — значит логическим путем прийти к оккультной философии. Между обложками этой книги содержится квинтэссенция неустанных исследований. Для тех, кто, изучая мистицизм, желает отыскать достоверные сведения о трансцендентных науках, эта книга явится наилучшим из доступных источников такого рода знаний. Почти все книги по оккультизму, написанные после «Тайной Доктрины», в какой-то степени являются ее продолжением. К сожалению, лишь очень немногие из более поздних авторов правильно интерпретировали заимствованный из нее материал. Если провести сравнение, начиная с неоплатоников, можно сказать, что «Тайная Доктрина» — это вершина той оккультной литературы, от которой зависят, как «невыразимые цветы», многочисленные культы и разного рода учения, не имеющие собственного света и существующие исключительно за счет света, излучаемого этим единственным источником. Однако при всем этом «Тайную Доктрину» не следует рассматривать как свидетельство личной эрудиции Е.П.Б., это скорее памятник тем адептам, которые являют собой гораздо более возвышенный источник информации, чем это доступно среднему автору.

«Тайная Доктрина» — это книга в книге или, как сказали бы каббалисты, сияющая душа, затененная внешним одеянием из слов. Первая (и меньшая по объему) часть — душа, или сущность, произведения в целом — представляет подлинно оккультный раздел; вторая (и более объемная) — одежда из множества слов — составлена из комментариев Е.П.Б. к первой части. Непосвященному читателю с недостаточно развитой проницательностью две эти части кажутся безнадежно запутанной мешаниной. На самом же деле сутратма, или нить души, на которую нанизаны бусы комментариев, проходит от начала книги до ее конца, извиваясь в ужасающей массе доказательств и пояснений. Исходные идеи разветвляются в бесконечную сеть следствий и применений, пока ошеломленный разум не застывает в оцепенении, устав следовать бесконечным отклонениям от главной темы. Мимолетные идеи неожиданно вторгаются в текст только для того, чтобы тут же исчезнуть, еще не будучи понятыми до конца. Поэтому для многих оккультистов «Тайная Доктрина» представляет собой учебник только по названию. Оккультные дилетанты, стремящиеся приобрести лишь поверхностные знания, подолгу не засиживаются над ее страницами и, быстро испытав разочарование, обращаются к менее сложному материалу.

Ни один человек, не способный понять принципы «Тайной Доктрины», не может даже и надеяться достичь тех высот, к которым она манит истинных ученых. Те, кто посчитают данный труд недоступным их пониманию, должны осознать, что причина этого заключена не в книге, а в них самих. Духовные истины нельзя «опустить» до уровня непросвещенной толпы. В прошлом подобные попытки всегда кончались неудачей. Существует только один путь: сам человек, неустанно прикладывая усилия, должен возвыситься до уровня Истины. Он должен развить в себе способности, которые позволят ему по достоинству оценить более глубокие аспекты знания.

Истина не может спуститься вниз, это человек может и должен подняться вверх. Только через высвобождение своей потенциальной божественности посвященный действительно приобретает способность к постижению Великой Тайны.

Все вопросы, во множестве содержащиеся в разных разделах «Тайной Доктрины», исходят из нескольких фундаментальных посылок и, раскрывшись в разнообразных формах и замыслах, в итоге вновь сходятся к исходным посылкам. Поскольку Махатмы, благодаря которым учение было передано миру, по их собственному утверждению, были буддистами, а «Стансы Дзиан» — суть комментарий к священным буддистским книгам, должно быть очевидным, что и характер произведения по существу буддистский.

Основная идея буддизма как философии заключается в уничтожении невежества путем приобретения знаний и осознания иллюзорности всех материальных субстанций, природ, интересов и достижений. Исходя из этого можно заключить, что в буддизме нашли свое отражение основные принципы почти всех великих религиозных и философских институтов. Такая книга, как «Тайная Доктрина», утверждает существование некоего первоначального знания, передаваемого из века в век и от расы к расе институтами просвещенных мыслителей. Этих выдающихся смертных защищали и направляли адепты, или посвященные, члены определенных иерархических орденов — те, кому была доверена судьба человечества в отдельные периоды его развития.

И если принять эти посылки — а книга сама по себе служит неопровержимым доказательством эрудиции, существенно превосходящей ту, на которую претендуют люди нового времени, — то все, что из них вытекает, становится вполне очевидным и логичным. В «Тайной Доктрине» святилища древних мистерий выдают многие из самых сокровенных своих тайн, касающихся природы мира и человеческой души. Просвещенные философы всех эпох внесли свой вклад в полноту и законченность этого труда. Факты, приведенные в поддержку оккультных наук, неоспоримы, и даже люди с узкими взглядами неизбежно придут к пониманию того, что великие религиозные системы, чьи приверженцы постоянно конфликтуют, с самого начала, по существу, являют собой по-разному сформулированную одну и ту же оккультную традицию, возникшую одновременно с рождением человеческой расы. Великие замыслы всегда вызывают противодействие со стороны ограниченности, присущей человеческой природе. И «Тайная Доктрина» в данном случае выступает в роли непреоборимой силы, начисто сметающей самодовольство и тщеславие и заставляющей разум человека идти честным путем. Боясь пошире открыть свои глаза, дабы то, что он видит, не вступило в противоречие с тем, во что он верит, буквалист — этот консерватор от сферы мышления (перефразируя Хаксли), который, ничего не зная, ничего не забывает, отвергает широту, величие и возвышенность ее концепции.

Всем, чего достиг оккультизм на Западе, он обязан Е.П.Блаватской, ставшей первопроходцем в этой области. Ее неустанные усилия в немалой степени способствовали обстановке свободы и терпимости, сложившейся в этом столетии вокруг метафизических спекуляций. Попробуйте изъять Е.П.Блаватскую, и все сооружение современного оккультизма рассыплется, как карточный домик. «Тайная Доктрина» содержит практически все известное по данному предмету, что позволено раскрыть широкой публике, а каждую ее страницу можно назвать настоящей сокровищницей эзотерического знания. Почти невероятно, что «Тайная Доктрина» аиогла появиться в девятнадцатом веке, так как она и по духу, и по содержанию полностью идет вразрез с направлениями деятельности человечества в тот период. Появившись в эпоху грубого материализма, этот выдающийся документ спасает духовные ценности от забвения, заново их формулируя в этой кали-юге науки. Е.П.Блаватская прекрасно осознавала, что ее труд не найдет понимания в этом столетии и что по достоинству «Тайную Доктрину» оценят лишь с приходом более благоприятных времен. Ей суждено было стать учебником по оккультизму двадцатого столетия, чтобы оставаться в неприкосновенном виде, без каких-либо добавлений и изъятий, до прихода следующего посланца Мастеров, который, согласно Е.П.Б., должен был явиться в 1975 году. Как превосходно выразился Мухаммед, каждому веку — своя книга, а «Тайная Доктрина», бесспорно, заняла место magnum opus — выдающегося произведения в литературе современного мира.
М.П. Холл.jpg
М.П. Холл.jpg (79.93 KiB) 1996 просмотра

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 06 янв 2017, 18:33

Мэнли П. Холл. Стоит ли вступать в общение с усопшими.

Один из величайших греческих адептов, Пифагор из Кротона, говорил своим ученикам, что живые могут вступать в общение с умершими. Он предупреждал их, однако, об опасностях искусства некромантии, поскольку оно не имеет созидательных или благих целей. Спиритизм привлекает к себе главным образом людей одиноких и страдающих от утраты. Нет никаких разумных причин сомневаться в том, что некоторые из психических феноменов действительно имеют место, однако те, кто посвящает себя медиумизму и прочим формам спиритизма, часто становятся жертвами своего легковерия.

Обращаться за советами к усопшим – не по-философски. Те, кто уже покинул наш мир, не в силах давать рекомендации тем, кто продолжает жить здесь. Кроме того, живым не следует отчаянно тянуться к друзьям и близким, которые покинули нашу сферу. Для того, чтобы избавить покойного от привязанности, требуется отвага, однако еще мудрее просто оставить его в покое – так будет лучше для всех.

В психическом мире есть тайны, понятные лишь редким людям, и тот, кто играет с тонкими силами незримой вселенной, скорее всего, пожалеет о своем безрассудстве. Большая часть известий, приходящих с другой стороны завесы смерти, размыта, банальна и многозначна; не редкостью становятся и заблуждения. Беззаботные развлечения с психическим миром погубили немало жизней. Тот, кто слишком часто прислушивается к шепоту «призраков», может обнаружить, что на самом деле его ангелы – прикрытые масками демоны Я лично знаком со многими людьми, чья жизнь была безнадежно забавами с медиумическими искусствами. Человечеству известно о загадочных силах, прибывающих на границе между живыми и мертвыми, но знания эти неполны. До тех пор пока человек не узнает больше, ему лучше оставить в покое эти силы, которые могут привести лишь к безумию.

Доска, или планшетка, используемая для спиритических сеансов, которую называют в Европе «дьявольским утюгом» и презирают в большинстве цивилизованных стран, предстает собой спиритическую игрушку, внесшую свой вклад во множество трагедий в жизни простых смертных. Автоматическое письмо – времяпрепровождение таинственное и захватывающее – может закончиться многочисленными несчастьями. Пристрастие к спиритическим практикам пробуждает силы, которые разъедают разум и душу, и потому те, кто срамится к мудрости в её высшей, истинной форме, должны избегать безвыходного тупика спиритизма. Великий французский маг Элифас Леви сказал, что астральная сфера – это прекрасный сад иллюзий, изобилующий редкими и ароматными цветами; вокруг каждого стебля, однако, обвернулась кольцами ядовитая змея, и того, кто сорвет цветок ждет смертоносное жало.

Мудрый ученик признает реальность психических явлений. Он понимает, общение между мирами возможно, однако твердо осознает, что спиритические забавы – не для него. Он не жаждет общения с духами, не желает подпасть под влияние бестелесных голосов и не ищет истину в магическом кристалле. Путь настоящей мудрости – это поиск истины и силы в себе посредством исследований и опыта. Это простой и жизнеутверждающий процесс не требует участия лярв и элементалей из мира развоплощенных сущностей.

Мэнли П. Холл "Основания эзотерического знания"
61lwXF1QXUL._UX250_.jpg
61lwXF1QXUL._UX250_.jpg (14.78 KiB) 1996 просмотра

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 12 янв 2017, 07:40

КОЛДОВСТВО АЗИИ

i_020.png
i_020.png (8.06 KiB) 1937 просмотра

С давних пор загадочный Восток служит источником удивительных историй, в которых повествуется о магии, колдовстве и необыкновенных способностях, которые может развить человек, придерживаясь суровой дисциплины ума и тела. Естественно, такого рода истории люди, обладающие житейской мудростью, обычно высмеивают, а те, кто склонны к теологии, относят к разряду дьявольских наваждений. Однако слухи не только не ослабевают, но, со всей очевидностью, становятся все более многочисленными, заставляя, как это ни неприятно, признать, что на земле и в небесах «много есть такого, что нашей философии не снилось».

Едва ли в Азии найдется такая община, которая не могла бы похвастаться хотя бы одним факиром или чародеем, время от времени занимающимся магией, который в представлении местных жителей обладает способностями, лишь немногим уступающими способностям бога. Такой маг, неопределенного возраста и неряшливого вида, живет на окраине деревни, причем его самого считают оракулом, а его присутствие — благословением. Все дети в Азии вырастают рядом с этими святыми людьми. Они понимают психологию таких отшельников и мотивы, заставившие их отвернуться от мира, населенного обычными людьми, чтобы стать адептами, сведущими в тайнах невидимых сил. А поэтому каждый ребенок, взрослея, не только начинает верить в магию, но и, полагаясь на очевидность воспринимаемых им явлений и основы унаследованных от предков знаний, понимает, что магия действительно существует. Несмотря на всю страстность восточного скептицизма, любой житель Востока научился пониманию и согласен с тем, что, по мудрому замечанию Парацельса, с приходом мудрости приходит и сверхъестественная сила.

Давайте возьмем в руку посох и побродим по пыльным дорогам Индостана, поднимаясь высоко в горы на севере и опускаясь на знойные равнины юга, не забывая при этом цели нашего путешествия: поближе познакомиться с «придорожными чудесами» этого древнего народа. Кое-кто, конечно, потребует доказательств достоверности этих удивительных историй и спросит, а как, собственно, мы узнаем, что все, о чем в них говорится, чистейшая правда. Наш ответ будет прост: возьмите свой посох и присоединяйтесь к нам на индийской дороге, тогда и вы тоже все узнаете. Если же вы не хотите пойти с нами и без предубеждения изучить все факторы этих необычных явлений, тогда по крайней мере не высказывайте с суровым видом безапелляционное суждение, а лучше по-исламски пожмите плечами и скажите: «Все может случиться, и все может быть правдой».

Йог, сидящий в воздухе. Пример левитации, проявляемой чародеями Индии.jpg
Йог, сидящий в воздухе. Пример левитации, проявляемой чародеями Индии.jpg (101.91 KiB) 1937 просмотра

Неподалеку от западной границы Китая, в Сифау, находится огромный монастырь Кунбум, состоящий из нескольких разбросанных строений, среди которых возвышается впечатляющего вида двойная крыша храма. Там растет специально сохраняемое для поклонения верующих удивительное дерево с тибетским алфавитом, иногда называемое «Деревом ста тысяч образов». На вид оно невысокое, с толстым стволом и низко опущенными ветвями, образующими бесформенную массу. Аббат Ук, римско-католический миссионер, был вычеркнут из списка миссионеров в Риме, а его книги о путешествиях в Тибет и Китай занесли в список книг, запрещенных католической церковью. В одной из его книг встречается следующее описание дерева священных букв:

У подножия горы, где стоит ламаистский монастырь, недалеко от главного буддийского храма, есть большая квадратная площадка, огороженная кирпичными стенами. Получив туда доступ, мы имели возможность на досуге как следует изучить это чудесное дерево, отдельные ветви которого свешивались через стену. Первое, что привлекло наше внимание, — это его листья. Рассмотрев их поближе, мы буквально оцепенели от изумления, обнаружив, что на каждом листе действительно были четкие и правильные знаки тибетского алфавита, все зеленого цвета, только одни темнее, а другие светлее самого листа. В первый момент у нас возникло невольное подозрение, что мы стали жертвами обмана со стороны лам, но после тщательного осмотра листьев мы не смогли обнаружить ни малейшего следа обмана, все знаки казались нам такой же неотъемлемой частью самого листа, как жилки и нервы, причем располагались эти знаки на листьях по-разному: на одном листе они находились у самой вершины листовой пластинки, на другом — в середине, а на третьем — у основания или сбоку. На более молодых листьях знаки выглядели неполными, видимо, находились на стадии формирования. Кора дерева и его ветки, очень похожие на ветви платана, также были покрыты этим знаками. Не менее удивительным было и то, что если удалить кусок старой коры, то под ней обнажалась молодая кора, на которой просматривались неясные контуры знаков в зачаточном виде, и, что еще более странно, эти новые знаки часто отличались от тех, которые они заменяли. Мы самым тщательным образом исследовали целиком все дерево, думая отыскать хотя бы малейшее свидетельство обмана, но так ничего и не смогли обнаружить; наши лица буквально были мокрыми от пота под влиянием ощущения, которое мы испытали при виде этого поразительного зрелища.
Ветка «Дерева ста тысяч образов» с буквами тибетского алфавита.jpg
Ветка «Дерева ста тысяч образов» с буквами тибетского алфавита.jpg (15.15 KiB) 1937 просмотра


Удачным продолжением этого описания станет комментарий Е.П.Блаватской: «К рассказу г. Ука хотелось бы добавить лишь, что знаки, которые появляются на разных частях дерева Кунбум, — это буквы сензара (древнего санскрита, или языка Солнца) и что это священное дерево в различных своих частях содержит in extenso — в несокращенном виде полную историю творения и, по сути, все священные книги буддизма». Но это было не единственное чудо, с которым столкнулся аббат Ук в далеком Тартаре.

i_023.jpg
i_023.jpg (61.62 KiB) 1937 просмотра

Там ему встретился совсем маленький ребенок, объявивший себя перевоплощением Будды, который с полным знанием предмета рассуждал на метафизические темы и подробно описывал события своей предыдущей жизни — факты, хорошо известные окружавшим его людям, которые он в своем возрасте не мог узнать никаким обычным путем. А еще аббат Ук увидел там необыкновенную картину, висевшую на стене монастыря. На картине, написанной на грубом холсте, был изображен пейзаж, залитый лунным светом. И как это ни покажется странным, но аббат утверждал, что луна на этой картине постоянно изменялась в размере и по внешнему виду в точном соответствии с фазами луны на небе. Он самым тщательным образом осмотрел полотно, но не обнаружил в нем никакого механического устройства. Это действительно была настоящая луна, которая сама перемещалась по холсту. Нетрудно понять, почему рассказы, подобные этому, достигнув Рима, стали причиной гибели наивного аббата, который недостаточно хорошо разбирался в западных характерах, чтобы осознать, что в большинстве своем люди вовсе не хотят знать факты, а, будучи набиты предрассудками, стремятся укреплять и сохранять их любой ценой.
i_024.jpg
i_024.jpg (37.43 KiB) 1937 просмотра


Заклинатель змей всегда зачаровывает

Обратим теперь наши взоры к Индии и отправимся в гости к древнему мусульманскому факиру, который живет в Мандле, к востоку от Джаббалпура. Этот ученый человек упражняется в особом искусстве, приводя в полное замешательство приверженцев Ньютона. В присутствии многих свидетелей этот факир левитировал, т. е. поднимался в воздух и зависал примерно в 15 см над поверхностью земли без какой-либо опоры или механизма. В этом положении он оставался около 15 минут, а затем медленно опускался обратно на землю. Перед этим он в течение примерно двух часов занимался тем, что напрягал и расслаблял мышцы грудной клетки и на полтора часа задерживал дыхание — этот процесс задержки дыхания называется кумбхака.

Нетрудно представить себе тот ужас, который охватил бы ученых мужей нынешней эпохи, если бы они, выйдя однажды из дома прогуляться по улице, случайно наткнулись на человека, сидящего в воздухе. Левитация практиковалась в Индии на протяжении тысячелетий, и нельзя сказать, что старец из Мандлы в совершенстве овладел этим искусством. Ума Чарам Мукериджи, наблюдавший за действиями факира в Джаббалпуре, видел также йога на холмах Карокамандалы, который сидел на деревянной дощечке на некотором расстоянии от поверхности земли. Эта дощечка висела в воздухе около дерева под названием баньян[25], без опоры или веревки, так, словно ее подвесили прямо к небу.

Луи Жаколио, главный судья Чанденагура (Французская Ост-Индия) и Таити (Океания), много лет посвятил исследованию способностей, на которые претендуют восточные факиры и йоги. Лично наблюдая множество подобных явлений и тщательно изучив все факты, он пришел к следующим выводам: «Я уверен, что в природе и в человеке, который есть часть природы, присутствуют безграничные силы, действие которых нам пока еще неизвестно. Я думаю, что однажды человек откроет эти законы, и вещи, которые ныне кажутся нам сном, в будущем явятся нам как реальность, и в один прекрасный день мы станет свидетелями явлений, о которых сегодня не имеем никакого представления. В мире идей, как и в материальном мире, существует и период беременности, и период родов. И кто знает, не окажется ли та психическая сила, как называют ее англичане, или, согласно индусам, сила эго, которую проявлял при мне скромный факир, одной из величайших сил природы?»

В своей удивительной книге «Оккультные науки в Индии» Жаколио приводит десятка два, а может и больше, примеров трансцендентной магии, которые он, будучи очевидцем, подробно рассматривает, пытаясь установить, не являются ли они ловким трюкачеством. Два из них связаны с левитацией и полностью согласуются со свидетельствами других авторов по тому же поводу. Первая история вкратце сводится к следующему. Из своей поездки на Цейлон Жаколио привез трость из твердой, как железо, породы дерева. Эту трость он вручил факиру. Факир, на котором из одежды была одна набедренная повязка, уселся на землю, скрестив ноги по-турецки и тяжело опершись правой рукой на палку. Затем он произнес подходящие к случаю заклинания и, по-прежнему опираясь одной рукой на палку, медленно поднялся примерно на 60 см над землей. «Его ноги оставались скрещенными по-турецки, — пишет Жаколио, — и он нисколько не изменил свою позу, в точности повторявшую позу бронзовых изображений Будды». В течение примерно двадцати минут Жаколио наблюдал за факиром, пытаясь понять, каким образом человеку удается пренебрегать всем известной силой тяжести. Трость не обеспечивала факиру никакой заметной опоры, да по сути между ней и его телом не было явного контакта, не считая того, что его правая рука касалась трости.

Танцоры в ритуальных костюмах, Дарджилинг.jpg
Танцоры в ритуальных костюмах, Дарджилинг.jpg (55.33 KiB) 1937 просмотра

В другом примере Жакольо описывает мастерский опыт левитации, но уже без палки, который он наблюдал в собственной квартире: «Перед тем как уйти, <…> факир остановился в дверном проеме террасы, выходящем на ступеньки наружной лестницы, и, скрестив руки на груди, медленно поднялся на высоту примерно 25–30 см над полом, ничем себе не помогая и не пользуясь никакой опорой. В этот раз мне удалось точно определить высоту его подъема по заметке, которую я для себя сделал, пока факир парил в воздухе. За спиной факира висели шелковые портьеры в золотые и белые полоски одинаковой ширины. Они-то и послужили мне меркой, поскольку я заметил, что ступни факира находились на уровне шестой полосы. Как только факир начал подниматься в воздух, я взглянул на свой хронометр и установил, что с той секунды, как он оторвался от пола, и до момента, когда он вновь его коснулся, прошло более восьми минут. Находясь в наивысшей точке подъема, он в течение примерно пяти минут оставался абсолютно спокойным и неподвижным».

Рассуждая на тему метафизических способностей индийских бакши, брат Рикоулд описывает их как «людей высочайшей морали, глубоко мудрых и воспитанных». Об одном из них, занимавшем высокое положение, говорили, что он якобы умеет летать; однако, как оказалось на деле, летать он не умел, но тем не менее действительно ходил чуть выше земли, не касаясь ее поверхности, и даже сидел в воздухе, не имея под собой никакой опоры.

У сэра Генри Юла также есть несколько замечаний по этому поводу: «Свидетелем этого последнего представления, проходившего в Дели в присутствии султана Магомеда Туглака, был Ибн Батута; оно было открыто дано в Мадрасе одним брахманом нынешнего столетия; не подлежит сомнению, что он был потомком тех брахманов, которых Аполлоний видел разгуливающими на высоте приблизительно 90 см от поверхности земли. О том же самом рассказывает и почтенный Фрэнсис Валентин, подчеркивая, что этот трюк был хорошо известен и часто исполнялся в его бытность в Индии. По его словам, ему не раз доводилось слышать, что “какой-нибудь человек сначала идет и садится на три палочки, составленные в форме треножника, после чего из-под него поочередно убирают все три палки, но он не падает, а остается спокойно сидеть в воздухе”».

Среди необыкновенных способностей индийских магов известно также их умение временно прекращать жизненные функции, что не имеет ничего общего с показными стараниями западных чудодеев изобразить нечто подобное на сцене. И хотя похожего эффекта можно добиться механическими средствами, настоящие йоги никогда не опускаются до подобных уловок. Фрэнк Дж. Карпентер рассказывает об индийских святых следующее: «Другие объявляют, что они, будучи зарытыми глубоко в землю, способны долгое время оставаться живыми. По их словам, они могут “запечатать” легкие, заткнув кончиком языка, как пробкой, дыхательное горло, после чего их можно закапывать в землю. Надо сказать, что далеко не все подобные случаи оказываются мошенничеством. Вполне надежные свидетели сообщают, что им приходилось видеть йогов, которых откапывали живыми после таких “похорон”. По словам некоторых очевидцев, эти люди входят в состояние гибернации, т. е. искусственно создаваемого состояния замедленной жизнедеятельности организма, напоминающего зимнюю спячку медведей».

Е.П.Блаватская в «Разоблаченной Изиде» высказывается на ту же тему, приводя почти невероятные подробности:

По свидетельству Напье, {капитана} Осборна, майора Лоэса, Кенуйе, Никифоровича и многих других современных очевидцев, факиры, оказывается, способны путем долгого соблюдения определенного режима питания, длительной подготовки и отдыха приводить свои тела в состояние, позволяющее зарывать их на неограниченное время в землю на глубину приблизительно 180 см. Сэр Клод Уэйд как раз находился при дворе Рунджита Сингха, когда факира, о котором упоминал достопочтенный капитан Осборн, живым «похоронили» на шесть недель, для чего его положили в ящик, который закопали в землю на глубине около 90 см под полом комнаты. Чтобы исключить малейшую возможность обмана, в караул были назначены две специальные группы солдат и, кроме того, поставили четырех часовых, «которых в течение суток сменяли через каждые два часа, для охраны здания от нежелательного вторжения. <…> После того как его открыли, — рассказывает сэр Клод, — мы увидели фигуру человека, завернутого в мешок из белого холста, стянутый над его головой веревкой. <…> Затем слуга начал поливать этого человека теплой водой. <…> Ноги и руки у него иссохли и окоченели, лицо было пухлым, а голова склонилась к плечу, как у трупа. Я подозвал сопровождавшего меня врача и попросил его спуститься вниз и осмотреть тело, что он и сделал, однако так и не смог найти ни биения сердца, ни пульса на виске и руках. Единственное, что удалось обнаружить, так это тепло, исходящее от головы в области головного мозга, которое не ощущалось более ни в одной части тела».

Сожалея о том, что ограниченность объема книги не позволяет привести подробности этой интересной истории, добавим лишь, что процесс возвращения к жизни включал обливание тела горячей водой, растирание, удаление из ноздрей и ушей пропитанных воском ватных тампонов, смазывание век топленым маслом из буйволиного молока, которое называется «ги», или очищенным сливочным маслом и, что показалось большинству присутствующих самым удивительным, прикладывание горячей пшеничной лепешки примерно в 2,5 см толщиной к макушке. После того как горячую лепешку приложили к макушке в третий раз, по телу прошли судороги, ноздри раздулись, возобновилось дыхание и все члены приобрели естественную округлость; однако пульс по-прежнему был слабым и едва прощупывался. «Затем язык смазали маслом ги; глазные яблоки увеличились и снова приобрели свой естественный цвет, и факир начал узнавать присутствующих и заговорил». Надо заметить, что заткнуты были не только ноздри и уши факира, его язык был засунут внутрь и закрывал глотку, полностью перекрывая отверстия и препятствуя доступу атмосферного воздуха. Еще в Индии факир объяснил нам, что это было сделано не только для того, чтобы предотвратить воздействие воздуха на органические ткани, но и для защиты от осаждения микроорганизмов, вызывающих гниение, которые в случае временного прекращения жизненных функций вызвали бы разложение точно так же, как они способствуют разложению любого другого мяса, находящегося на воздухе. Существуют, однако, такие места, где ни один факир не позволил бы себя похоронить, и особенно много таких мест в Южной Индии, которые буквально кишат белыми муравьями, и эти надоедливые термиты принадлежат к числу самых опасных врагов человека и его имущества. Они настолько ненасытны, что с жадностью пожирают все, что попадается им на пути, за исключением, возможно, лишь металла. Что же касается древесины, то просто не существует такой породы дерева, в котором они не сумели бы прорыть ходы, причем даже кирпич и строительный раствор не составляют серьезной помехи их несметным полчищам. Упорно трудясь, они проникают через раствор, по крупицам разрушая его, и факиру, хотя сам по себе он и святой, а его временный гроб достаточно прочен, все же не улыбается перспектива обнаружить свое тело сожранным как раз в тот момент, когда подойдет время его оживления.

Ни один рассказ о восточном чародействе не будет полным, если не упомянуть о знаменитом фокусе с мальчиком в корзине, или так называемой чудо-корзине. И хотя в большинстве случаев этот трюк можно рассматривать как демонстрацию умения чародея вводить в заблуждение доверчивую публику, тем не менее имеются описания подобных примеров, в высшей степени удивительных по своей сути, а это невольно наводит на мысль, что изредка дело не обходится без колдовства. В набор предметов, используемых для представления, входят: большая корзина, слегка расширенная в средней части, с круглым отверстием сверху; крышка с круглой дырой, по размеру в точности соответствующая отверстию корзины; остроконечная палка, которая вставляется в дыру в крышке; квадратный кусок холста или любой ткани местного производства; длинный острый меч. В представлении также участвует полуголый туземный мальчик, обычно в возрасте примерно четырнадцати лет. В особых случаях, а мы были свидетелями именно такого спектакля, к набору аксессуаров добавлялась еще и сеть. Все действие происходило на открытой площадке, а зрители рассаживались вокруг мага, стоявшего в середине круга. Представление начиналось с того, что маг усаживался на землю, скрестив ноги по-турецки, и играл незамысловатую мелодию на каком-то странном инструменте, очень похожем на флейту. Через несколько секунд появлялся мальчик в набедренной повязке. Первым делом мальчика обматывали сеткой, которую затягивали вокруг его тела настолько туго, что он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой; после этого его втискивали в корзину, в которой едва хватало места, чтобы вместить тело ребенка, но при этом его голова и плечи заметно выступали над срезом корзины. Маг набрасывал на корзину кусок ткани, который не доставал до земли, свисая по бокам округлой корзины, и накрывал корзину крышкой; причем крышка в этот момент не могла плотно сесть на место, так как ей мешали голова и плечи мальчика, которые четко обрисовывались под складками материи. Оставив корзину стоять в центре площадки, окруженной зрителями, чародей снова уселся немного поодаль и принялся наигрывать на своей флейте жалобную и причудливую мелодию. Буквально через несколько секунд крышка корзины медленно опустилась и встала на место. Маг выждал несколько минут, затем встал и, подойдя к корзине, вставил заостренную палку в дыру в крышке и быстрым движением пронзил корзину палкой до самого дна. Корзина явно была пуста. Мальчик исчез. Вытащив палку, фокусник взял меч и проткнул им корзину в разных направлениях, а потом, сняв крышку, прыгнул в корзину и, потопав в ней, продемонстрировал, что она абсолютно пуста. В заключение он вытащил из корзины кусок ткани и сеть, в которую был завернут мальчик. Немного подождав, он положил сеть обратно в корзину, поставил на место крышку и, присев рядом с корзиной, опять заиграл на флейте. С первым звуком флейты корзина заколыхалась, а крышка медленно поползла вверх. Затем маг снял с корзины крышку и холст, и все увидели там мальчика, закутанного в сеть, которого двое мужчин благополучно извлекли из чудесной корзины.

Фокус с мальчиком и корзиной.jpg
Фокус с мальчиком и корзиной.jpg (35.18 KiB) 1937 просмотра

Не меньший интерес вызывает и знаменитый восточный фокус с манговым деревом, который определенно можно отнести к категории интенсивного садоводства. Едва ли найдется в мире такая страна, где не рассказывали бы истории об этом чуде, однако, как это ни странно, редко кто описывал это действо с мельчайшими подробностями. Подготовка к представлению состоит в следующем: берутся три палки примерно с трость толщиной и длиной около 122 см и вбиваются в землю, наподобие опор вигвама американских индейцев; затем их накрывают большим куском белой ткани. Получается нечто похожее на небольшой шатер. Один угол ткани закидывают наверх, чтобы зрители могли видеть все, что происходит внутри. После того как сооружение шатра закончено, чародей берет большую продолговатую косточку из плода манго и передает ее в публику, чтобы все могли как следует рассмотреть ее поближе. Затем он просит одного из зрителей вырезать свои инициалы на кожуре, потом достает пустой цветочный горшок, заполняет его землей и сажает туда косточку манго. Тщательно полив из лейки землю в горшке, он ставит его внутрь вигвама, опускает край ткани, садится рядом и начинает играть на неизменной флейте. Примерно через пять минут он встает, приподнимает край шатра, и все видят, что из земли в горшке показался крошечный зеленый росток. Опустив материю, он опять садится рядом с палаткой и продолжает играть на флейте. По истечении нескольких минут он снова откидывает край навеса, выставляя на всеобщее обозрение растущий из горшка кустик манго высотой примерно 30 см. Проходит еще три минуты, навес еще раз откидывается, открывая высокий манговый куст, весь покрывшийся цветами. Затем следует непродолжительное наигрывание странных мелодий, после чего навес окончательно снимают и глазам изумленной публики предстает манговое дерево, сплошь увешанное спелыми плодами, которые чародей срывает и бросает в толпу зрителей. Затем быстрым движением он выдергивает дерево из горшка и, стряхнув землю с его корней, демонстрирует всем остатки лопнувшей кожуры, прилипшей к корням растения, на которой все еще видны инициалы, вырезанные на ней в начале представления. Таким образом, весь период роста продолжается не более пятнадцати минут.

Не менее захватывающие истории о чудесным образом вырастающих растениях и деревьях рассказывали путешественники по Азии. Так, говорят, что один факир менее чем за полчаса вырастил взрослую пальму, а другой посадил семечко так близко к крыльцу, что дерево, вырастая, снесло целый угол веранды. Факир Ковиндасами, который устроил для господина Жаколио представление с манговым деревом, явно не прибегал ни к каким фокусам, демонстрируя растущее дерево. Вначале он предоставил французу возможность выбрать из тридцати видов растений то, которое ему понравится, а потом за два часа вырастил молодое дерево папайи высотой около 20 см. Далее Ковиндасами объяснил, что ему потребовалось бы восемь дней, чтобы дорастить папайю до периода цветения, и еще семь дней, чтобы она принесла зрелые плоды. Такие вещи не вызывают доверия, однако бывает трудно сомневаться в искренности достойных людей, да еще к тому же скептиков по натуре, которых переубедили очевидные факты.

Живя в Индии, Е.П.Блаватская однажды выступила в роли третейского судьи в споре между состязавшимися в мастерстве святым-факиром и колдуном, каждый из которых объявил себя обладателем высших духовных способностей. Вот что она пишет:

В тот день мы отдыхали после полудня на берегу небольшого озера на севере Индии. На зеркальной поверхности воды плавало множество водяных лилий и огромных блестящих листьев. Каждый из соперников сорвал себе по листу. Факир положил лист себе на грудь и, скрестив поверх него руки, на короткое время впал в транс. Затем он снял лист с груди и положил его на воду верхней стороной вниз. Колдун, объявивший себя способным управлять «владыкой вод» — духом, живущим в воде, похвастался, что сможет заставить эту силу помешать питри проявить в их стихии что-либо необычное на листе факира. Потом он взял свой лист и, прокричав со свирепым видом какие-то магические заклинания, тоже бросил его на воду. Едва коснувшись поверхности воды, лист колдуна буквально бешено затрясся, тогда как второй лист даже не шелохнулся. Через несколько секунд оба листа достали из воды и осмотрели. На листе факира, к вящему негодованию колдуна, обнаружили нечто похожее на симметричный узор, составленный из молочно-белых знаков, словно соками растения воспользовались как едкими чернилами. Когда лист полностью высох и начертания знаков стали более отчетливыми, оказалось, что это изящно начертанные буквы санскрита, вместе составляющие сентенцию на тему высокой морали, и при этом надо заметить, что факир не умел ни читать, ни писать. На листе колдуна вместо надписи проступило невероятно уродливое лицо с хитрой улыбкой. И выходит, что каждый лист нес на себе отпечаток, или аллегорическое отражение, характера своего хозяина и свидетельствовал о качествах тех невидимых существ, которые окружали каждого из соперников.

Позиция мадам Блаватской, как человека, объехавшего весь мир и изучавшего восточные религии и философии, настолько четко определена, что просто невозможно расстаться с ее повествованием без того, чтобы не упомянуть еще об одном примере искусства восточных факиров. Эта история связана с нападением на людей бенгальской тигрицы, которая привела в ужас население небольшой деревеньки недалеко от Дакки:

Двое мужчин и ребенок уже стали ее жертвами, когда один старый факир отправился на свою ежедневную прогулку; выйдя из ворот пагоды и увидев происходящее, он сразу же все понял. Повторяя нараспев заклинания, факир прямиком направился к зверю. Глаза тигрицы пылали огнем, с клыков в открытой пасти капала кровь; с напряжением сжатой пружины припала она к земле рядом с деревом, готовая броситься на новую жертву. Когда до зверя оставалось не более 3 м, факир, не прерывая ритмическую молитву, слова которой не мог понять ни один мирянин, приступил к обычной процедуре месмеризации или, как мы бы сказали, стал делать пассы. Раздался страшный протяжный рев, от которого кровь застыла в жилах у каждого, кто оказался поблизости. Но, постепенно стихая, свирепое ворчание сменилось жалобными всхлипываниями, было похоже, будто безутешная мать на что-то жалуется и стонет, и вдруг, к ужасу людей, забравшихся на деревья и спрятавшихся в соседних домах, тигрица сделала гигантский прыжок прямо, как каждый про себя подумал, на святого. Однако ничуть не бывало, тигрица прыгнула к ногам факира и, повалившись на землю, начала кататься и корчиться в пыли. Через несколько минут она спокойно улеглась на брюхо, положив огромную голову на передние лапы и устремив в лицо факиру уже смягчившийся взгляд налитых кровью глаз. Святой заклинатель, опустившись на землю рядом с тигрицей, стал нежно гладить ее полосатую шкуру, пока полностью не стихло ее глухое ворчание. Не прошло и получаса, как вокруг них собралась вся деревня. Глазам присутствующих предстала умилительная картина: голова факира покоилась, как на подушке, на спине тигрицы, свою правую руку он положил на ее голову, а левой опирался на землю прямо под страшной пастью, из которой высунулся длинный красный язык, нежно лизавший его руку.

Примеры искусства факиров и магов слишком многочисленны, чтобы можно было привести их со всеми подробностями. Благодаря особой тренировке они приходят еп rapport — в согласие с силами или существами, которые наделяют их невероятными способностями. В Тибете, например, есть специальная школа для обучения магов, а по всей Азии всячески поощряются занятия оккультными искусствами как более или менее необходимыми атрибутами духовной жизни. Итак, на закуску у нас осталось то, что называют чудом из чудес, ибо из всей восточной магии тайна мальчика, который поднимается вверх по веревке, свисающей из ниоткуда, а затем вообще исчезает, совершенно необъяснима.

Магическое действо.jpg
Магическое действо.jpg (78.83 KiB) 1937 просмотра

Такое представление устраивается настолько редко, что многие считают этот трюк выдумкой. В своих примечаниях к книге Марко Поло уже упоминавшийся ранее полковник Генри Юл, член Королевского общества, кавалер ордена Бани 3-й степени, кавалер ордена Звезда Индии 2-й степени, сделавший ее перевод с французского и составивший подробную аннотацию, приводит некоторые факты, имеющие отношение к этой демонстрации высшего колдовства. Но поскольку большинство людей, интересующихся данным предметом, вряд ли обратятся за сведениями к Марко Поло, хотя у этого великого путешественника имеется множество упоминаний на ту же тему, видимо, нелишне привести несколько цитат из комментариев полковника Юла.

Чудесное дерево манго.jpg
Чудесное дерево манго.jpg (41.83 KiB) 1937 просмотра

Некий Ибн Батута, мусульманин, посетивший Китай в 1348 г., присутствовал на представлении, дававшемся при дворе вице-короля ханства. Там ему довелось увидеть чудо, о котором лучше всего расскажет он сам:

В тот же вечер появился и фокусник, которым был один из рабов хана, и эмир сказал ему: «Иди и покажи нам что-нибудь из своих чудес». Фокусник взял деревянный шар с несколькими отверстиями, в которые были продеты длинные ремни, и, ухватившись за один из ремней, подбросил шар в воздух. Шар взлетел так высоко, что мы все полностью потеряли его из виду. (Это время года в тех краях было самым жарким, и поэтому представление проходило под открытым небом, в середине внутреннего двора дворца.) В руках у фокусника остался только конец ремня, который он передал одному из прислуживавших ему мальчиков и велел тому лезть по этому ремню вверх. Уцепившись за ремень, мальчик стал подниматься и вскоре тоже исчез из поля нашего зрения! Затем фокусник три раза громко позвал его по имени, но, не получив ответа, он, словно в припадке гнева, выхватил нож, схватился за ремень и вслед за мальчиком быстро исчез в высоте! Прошло немного времени, и он начал сбрасывать сверху одну за другой все части тела мальчика: сначала его левую руку, потом правую, одну ногу, потом другую, затем туловище и наконец голову! После этого он спустился сам, часто и тяжело дыша, в окровавленной одежде, поцеловал землю перед эмиром и что-то сказал ему по-китайски. Эмир в ответ отдал какие-то приказания, и тогда факир собрал все части тела мальчика, сложил их, как положено, вместе и дал хорошего пинка. И, о чудо, с земли вскочил мальчик и встал перед нами живой и невредимый! Все это поразило меня сверх всякой меры, и у меня случился приступ учащенного сердцебиения, как и некоторое время назад, когда, будучи в гостях у индийского султана, я уже наблюдал нечто подобное. Они дали мне какое-то сердечное средство, и приступ сразу же прошел. Стоявший рядом со мной Казн Афхаруддин тихо сказал мне: «Аллах, мне кажется, что никто не поднимался вверх и не спускался вниз, никого не разрезали и не оживляли, все это только фокус!»

Англо-голландский путешественник Эдвард Мелтон был свидетелем такого же представления в Батавии в 1670 году. По этому поводу он пишет: «А теперь мне хотелось бы рассказать о случае в высшей степени непостижимом, о котором я не решился бы здесь написать, если бы не тысячи очевидцев того, что я наблюдал собственными глазами. Один из фокусников взял свернутый в клубок шнур и, ухватившись рукой за один его конец, подбросил клубок вверх с такой силой, что другой его конец тут же растворился в высоте. Затем он начал взбираться по шнуру с такой быстротой, что скоро исчез у нас из виду». Затем Мелтон описывает, как руки и ноги сначала сваливаются вниз, потом соединяются вместе, и маг воскресает, не имея никаких повреждений. Увидев собственными глазами такое чудо, он даже решился утверждать, что этот трюк люди выполняли наверняка с помощью дьявола.

Император Джахангир рассказывает о похожем представлении, устроенном для него труппой бродячих бенгальских фокусников, следующее: «Они при мне составили цепь длиной в пятьдесят локтей и забросили один ее конец в небо, где он и остался, будто зацепившись за что-то прямо в воздухе. Затем на нижний конец цепи посадили собаку, которая, быстро взобравшись по цепи, достигла другого ее конца и сразу же растворилась в воздухе. Тем же манером на цепь по очереди сажали свинью, пантеру, льва и тигра, которые, поднявшись по цепи до самого ее верха, тут же исчезали. Под конец они сняли цепь и засунули ее в мешок, и никто так и не смог догадаться, как можно было заставить всех этих животных у нас на глазах раствориться в воздухе».

Последний пример, приведенный полковником Юлом, заимствован из «Weekly Dispatch» от 15 сентября 1889 г., которая в свою очередь цитирует «Times of India»:

Некий Сиддешур Миттер прислал в калькуттскую газету захватывающий рассказ об искусстве одного фокусника, не так давно дававшего представление в одной из деревень в районе реки Хугли[26]. Он лично присутствовал на представлении и видел все собственными глазами, так что нет никаких оснований сомневаться в достоверности изложенных им фактов. Как раз в тот день, когда он приехал в деревню, туда нагрянула группа фокусников, мужчин и женщин, обвешанных всевозможными мешками, ящиками, музыкальными инструментами и разными загадочными принадлежностями странствующего Джадугара[27]. Наблюдая за происходящим, Сиддешур увидел, как средь бела дня мужчину посадили в ящик, который забили гвоздями и тщательно обвязали веревками. За этим последовали таинственные заклинания в надлежащем духе, после чего открыли ящик, который, к неподдельному изумлению присутствующих, оказался совершенно пуст. Все это в общем не выходило за рамки обыкновенного трюка, но то, что произошло потом, настолько превосходило обычную демонстрацию современных индийских фокусов, что здесь лучше предоставить слово самому Сиддешуру: «После того как все убедились, что мужчина действительно исчез, главный исполнитель, который, казалось, не испытывал ни малейшего удивления, сказал, обращаясь к публике, что исчезнувший человек отправился на небо сражаться с Индрой. Через несколько минут он начал проявлять явные признаки беспокойства по поводу затянувшегося пребывания этого человека в небесных сферах и объявил, что он вынужден будет тоже подняться наверх и выяснить, в чем там дело. Позвали мальчика с длинной бамбуковой палкой, который держал ее вертикально, пока фокусник поднимался по ней вверх и, добравшись до ее конца, тут же растаял в воздухе, а мальчик спокойно положил палку на землю. И вдруг сверху стали падать окровавленные части человеческого тела — сначала одна рука, потом другая, затем нога и так далее, пока все части не собрались на земле прямо перед нами. После этого мальчик поднял бамбуковую палку, и, как только он поставил ее вертикально, на ее верхнем конце так же неожиданно, как исчез, появился главный фокусник. Он быстро слез вниз и с мрачным видом заявил, что Индра убил его друга, прежде чем он добрался до места, и он не смог его спасти. Сложив разрубленные останки в тот же ящик, он закрыл и обвязал его веревками, как в начале представления. Все были крайне поражены происшедшим, однако через несколько минут, когда ящик снова открыли, мы от изумления потеряли дар речи, увидев, что из него выпрыгнул тот самый человек — живой и невредимый».

Для объяснения фокуса с веревкой было предложено множество разных версий. Одни говорили, что этот трюк выполнялся под деревом, а в ветвях, возможно, прятался сообщник главного исполнителя фокуса, который под покровом ночи ловил конец веревки, держал его, пока мальчик влезал по ней наверх и потом, якобы исчезая, тоже прятался в ветвях. Другие полагали, что все дело в веревке, иными словами, веревкой оплетены куски бамбука, внутри которых продернут прочный шнур, и, если дернуть за этот потайной шнур, веревка превратится в жесткий шест. Однако такой шест выдержал бы только обезьяну, но отнюдь не рассчитан на вес даже маленького ребенка. Если бы такой трюк выполнялся днем, да еще на открытом месте, где об использовании зеркал и аналогичных устройств не может быть и речи, тогда в секретах западных фокусов невозможно было бы отыскать никакого адекватного объяснения подобного чуда. Говорят, было сделано немало попыток сфотографировать происходящее, однако пленка после проявления всегда оказывалась пустой; на основании этого и было сделано заключение, что все это чудо-действие всего лишь галлюцинация — чары, под которые зрители подпадают под влиянием гипнотической силы фокусника. Однако подобное объяснение вряд ли можно посчитать достаточным, поскольку человек, способный загипнотизировать разом огромную аудиторию, оказался бы едва ли не большим чудом, чем сам фокус, ибо хорошо известно, что многие люди вообще не поддаются гипнозу, и среди зрителей всегда отыщется такой человек, который с обидой заявит, что не видел никакого фокуса!

В создании подобных иллюзий участвуют две силы: первая — это сила воли самого фокусника, которой он пользуется не для того, чтобы загипнотизировать публику, а чтобы заставить образы или формы материализоваться из тонких сил эфира. Маг думает настолько напряженно, что способен заставить свои мысли обрести форму и явиться непосвященным в виде реальных объектов. Второй фактор — это духи стихий, называемые питри, которые, вероятно, привязываются к разного рода чародеям. Эти природные существа отвечают за движения неодушевленных объектов — перемещение предметов из одного места в другое. Это они держат веревку в представлении фокусников и всегда готовы, подобно известному демону Фауста, служить любым целям своего хозяина. Индусам хорошо известно, что удивительное мастерство йогов и факиров связано с их способностями управлять тем, что мы называем силами Природы.
Вложения
Танцоры в ритуальных костюмах, Дарджилинг.jpg
Танцоры в ритуальных костюмах, Дарджилинг.jpg (55.33 KiB) 1937 просмотра

Марат
Сообщений: 64
Зарегистрирован: 24 янв 2016, 16:54
Откуда: Петропавловск
Контактная информация:

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Марат » 12 янв 2017, 07:57

ГРАФ ДЕ СЕН-ЖЕРМЕН, ЧУДО ЕВРОПЫ
Граф де Сен-Жермен. С оригинала портрета кисти Томаса (Лувр).jpg
Граф де Сен-Жермен. С оригинала портрета кисти Томаса (Лувр).jpg (94.31 KiB) 1933 просмотра
Герб рода Ракоци.jpg
Герб рода Ракоци.jpg (48.56 KiB) 1933 просмотра

Помпадур была довольна: Людовик XV нашел новое развлечение — на самом же деле это она нашла его для него. Скуку короля удалось развеять без интриг или новых любовниц. Его новым увеселением стал граф де Сен-Жермен. Людовик попеременно забавлялся и испытывал трепет. Никогда ранее столь необычная личность не вступала в неприкосновенные пределы Версаля. При дворе творился полный кавардак и чудеса были привычным делом. Поиздержавшиеся придворные предвкушали волшебное приумножение своих богатств, а гранд-дамам неопределенного возраста грезились молодость и привлекательность, возвращенные с помощью легендарных эликсиров таинственного графа. Разве он не устранял трещины в драгоценных камнях короля и не скатал несколько маленьких бриллиантов в один большой? А что касается его панацеи от старости, то не он ли дал малую толику этого замечательного снадобья графине де Жержи, и теперь ее называют старой неувядающей графиней, которую смерть, наверное, забыла на земле? С таким человеком стоило поддерживать знакомство.

Конечно, человек, который совершенно затмил всех окружающих и даже аристократию, не мог не вызвать зависть. Некоторые придворные смертельно ненавидели его, но им приходилось скрывать свои чувства, потому что король всячески защищал прославленного графа и не потерпел бы никакой критики ни его личности, ни его поведения. Если бы Сен-Жермен питал склонность к любовным интригам, ему пришлось бы плохо, потому что в те времена злейших врагов наживали именно из-за подобной распущенности. Но поскольку он оставался в стороне от всех осложнений и всегда оказывался покровителем и никогда тем, кому оказывают покровительство, то ему удалось сохранить прочное положение во времена крушения империи.

«Воспоминания о Марии-Антуанетте», принадлежащие перу госпожи графини дАдемар, предоставляют нам великолепное описание графа, названного Фридрихом Великим человеком, который не умирает: «В 1743 году прошел слух, что в Версаль только что прибыл некий иностранец, судя по великолепным драгоценностям, сказочно богатый. Никому так никогда и не удалось выяснить, откуда он приехал. Он был хорошо сложен и изящен, с тонкими и нежными руками и маленькими ступнями; стройность его ног подчеркивали плотно сидевшие шелковые чулки. Нижняя часть костюма плотно облегала его тело, не скрывая редкое совершенство форм. Улыбка обнажала великолепные зубы, подбородок украшала прелестная ямочка, его взгляд был ласков и проницателен. Ах, что это за глаза! Никогда я не видела подобных. На вид ему было лет около сорока-сорока пяти. {Позднее} его часто можно было встретить в личных королевских покоях, куда он получил неограниченный доступ в начале 1768 года».

Именно при дворе в Версале граф де Сен-Жермен и столкнулся лицом к лицу с престарелой графиней де Жержи. Увидев прославленного чародея, стареющая дама попятилась от изумления, и вслед за этим между ними, судя по достоверным сведениям, произошел такой разговор:

«Пятьдесят лет тому назад, — начала графиня, — будучи супругой посла в Венеции, я, помнится, видела вас там, и вы выглядели точно так же, как и теперь, разве что, пожалуй, казались человеком более зрелого возраста, потому что с тех пор вы стали моложе.

Низко поклонившись ей, граф с достоинством ответил:

— Я всегда почитал за счастье для себя иметь возможность угождать дамам.

Мадам де Жержи продолжала:

— Тогда вы называли себя маркизом Баллетти.

Граф снова поклонился и ответил:

— А память графини де Жержи все так же хороша, как и пятьдесят лет назад.

Графиня улыбнулась:

— Этим я обязана тому эликсиру, который вы дали мне при нашей первой встрече. Вы поистине удивительный человек.

Лицо Сен-Жермена приняло серьезное выражение.

— И что же, этот маркиз Баллетти пользовался дурной славой? — спросил он.

— Напротив, — промолвила графиня, — он вращался в очень хорошем обществе.

Граф выразительно пожал плечами и сказал:

— Ну раз на него никто не жалуется, я охотно признаю его своим дедушкой».

Графиня д’Адемар присутствовала при этом разговоре от начала и до конца и ручается за его точность во всех подробностях. Ссылка на маркиза Баллетти служит напоминанием о множестве имен и титулов, которыми любил пользоваться этот многоименный человек. Миссис Купер-Окли обнаружила, что он появлялся под такими именами, как маркиз де Монферра, граф Белламар или граф Эймар в Венеции, шевалье Шёнинг в Пизе, шевалье Вэлдом в Милане и Лейпциге, граф Сольтикок в Генуе и Ливорно, граф Царош в Швальбаке и Трисдорфе, князь Ракоци в Дрездене и граф Сен-Жермен в Париже. К приведенному выше списку можно было бы добавить, что он был связан с таинственным графом де Габали, который являлся аббату Вийяру и прочел несколько лекций о подземных духах. Вполне возможно, что он и знаменитый синьор Гуальди, чьи подвиги Харгрейв Дженнингс перечисляет в своей книге «Розенкрейцеры, их обряды и таинства». Интересно также отметить, что Казанова в своих воспоминаниях косвенно связывает Сен-Жермена с деятельностью Общества Розы и Креста, которое в его времена интриговало умы любопытных. Самые мелкие дела и поступки столь необычной личности, как Сен-Жермен, конечно же, дотошно подмечались, так что можно обнаружить кое-какие интересные заметки относительно того положения в обществе, которое он занимал в Париже. У него было два valets de chambre — камердинера, один из которых служил у него на протяжении пятисот лет — обстоятельство, которое заставит скептиков удивленно поднять брови. Другого — парижанина — он нанял за хорошее знание города и других полезных сведений. «Помимо этого, его челядь включала четырех лакеев в ливреях табачного цвета с золотыми галунами. Он нанял экипаж за пятьсот франков в месяц. Имея привычку часто менять куртки и камзолы, он создал себе богатую и дорогую коллекцию одежды, но ничто не могло сравниться с великолепием его пуговиц, запонок, часов, цепочек, бриллиантов и других драгоценных камней. Их у него было превеликое множество, и он менял их каждую неделю». О камердинере, который так долго служил ему, узнали случайно. Граф рассказывал какую-то историю, приключившуюся с ним давным-давно, и вдруг, не сумев отчетливо вспомнить какую-то деталь, казавшуюся ему важной, обратился к слуге и спросил: «Я не ошибся, Роджер?» И этот добрый человек ответил: «Господин граф забывает, что я нахожусь при нем всего лишь пятьсот лет. Следовательно, я не мог присутствовать при этом событии. Должно быть, это был мой предшественник».

Перейдем от этого общего описания парижской жизни эксцентричного, но выдающегося графа к обсуждению тех редкостных личных талантов, пользуясь которыми он приобрел такую широкую сферу влияния. Даже его самые беспощадные хулители признают, что граф Сен-Жермен обладал невероятной эрудицией во всех областях знания. Мадам де Помпадур превозносит гениальность Сен-Жермена, прибегая к следующим выражениям: «Совершенное знание всех языков, древних и современных; удивительная память; эрудиция, блестки которой украшали неожиданные повороты и причудливость его беседы, всегда забавной, а иногда весьма занимательной; бесконечное мастерство, с каким он менял тон и темы разговора, всегда оставаясь оригинальным и привнося нечто неожиданное в самые банальные рассуждения, делали его превосходным собеседником. Иногда он рассказывал истории, случившиеся при дворе Валуа или правителей еще более далекого прошлого, с такой легкостью приводя все подробности, что у слушателей создавалось полное впечатление, что он был очевидцем описываемых событий. Он объездил весь мир, и король охотно слушал рассказы о его путешествиях по Азии и Африке и сплетни о российском, турецком и австралийском дворах. Казалось, что он лучше знает секреты каждого двора, чем charge d'affaires — поверенный в делах короля».

Итальянский авантюрист Жак Казанова де Сенгаль в своих мемуарах неоднократно упоминает, как правило, с некоторым презрением, о своем знакомстве с Сен-Жерменом. Однако даже он признает, что этот адепт магии был опытным лингвистом, музыкантом и химиком, завоевавшим благосклонность придворных дам не только благодаря окружавшей его атмосфере таинственности, но и своим удивительным мастерством приготовления красок и косметических средств, помогавших им сохранить хотя бы отблеск быстро уходящей молодости.

Не составляет труда понять, как такой обаятельный человек мог развеять скуку короля, который был мучеником королевского образа жизни, лишенным из-за своего положения радости честного труда. Правители к тому же часто становятся жертвами причуд текущего момента, вот и сам Людовик баловался алхимией и другими оккультными искусствами. Правда, он был всего лишь дилетантом, воля которого была недостаточно сильна, чтобы привязать его к какой-нибудь постоянной цели, но Сен-Жермен апеллировал к особым качествам натуры короля. За свою долгую карьеру в политических центрах Европы граф де Сен-Жермен прославился своей честностью и прямотой. Так, однажды в Версале, прогуливаясь с королем по длинной галерее, Сен-Жермен сказал: «Чтобы питать уважение к какому-нибудь человеку, сир, не нужно быть ни исповедником, ни министром, ни даже лейтенантом полиции». «Вы вполне можете добавить, граф, — заметил Людовик XV, — ни королем». «А знаете, почему, сир? — спросил чародей. — Ваше величество, вы заметили, какой густой туман окутывал вчера Париж? Так вот, тот туман, который лживые друзья и министры напускают вокруг короля, еще гуще».

Драгоценности Сен-Жермена и его совершенная компетентность в вопросах искусства и как специалиста своего дела, и как критика также внушали королю любовь к нему. Помпадур пишет: «Он украсил кабинет короля картинами Веласкеса и Мурильо и подарил маркизе прекраснейшие драгоценные камни, которым нет цены. Этот странный человек слыл баснословно богатым и раздавал бриллианты и драгоценности с поразительной щедростью. Как прекрасный искусствовед он мог мгновенно обнаружить в высшей степени умело изготовленные подделки. Так же хорошо он разбирался и в музыке. Будучи в Версале, он давал скрипичные концерты и как минимум один раз в своей богатой событиям жизни дирижировал симфоническим оркестром без партитуры. Он постоянно помогал друзьям и выкроил в своей деятельной жизни время, чтобы наставить Антона Месмера в основах животного магнетизма и посвятить графа Калиостро в Египетский ритуал франкмасонства, что подтверждает сам Калиостро в своих — «Подлинных мемуарах».

Чтобы убедить друзей в том, что у него действительно есть алхимический порошок, бросив который в тигель можно превратить неблагородные металлы в золото, он и в самом деле по крайней мере дважды проделал этот опыт, о чем свидетельствуют записки его современников. Маркиз де Вальбелль, посетивший Сен-Жермена в его лаборатории, застал этого алхимика возившимся у печей. Он попросил у маркиза серебряный франк и, обмазав монету каким-то черным веществом, нагрел ее на слабом пламени или в печи. Маркиз де Вальбелль наблюдал, как монета меняла цвет, пока не стала ярко-красной. Через несколько минут, когда она слегка остыла, адепт вынул ее из охлаждающего сосуда и вернул маркизу. Монетка была уже не серебряной, а из чистейшего золота. Трансмутация была завершена. Графиня д’Адемар была владелицей этой монеты до 1786 года, когда монету украли из ее секретера.

Казанова описывает аналогичный случай, когда Сен-Жермен превратил монету в двенадцать солей[28] в монету из чистого золота. Будучи Фомой неверующим, Казанова объявил, что Сен-Жермен, конечно же, заменил одну монету другой. Он открыто заявил это Сен-Жермену, на что тот ответил: «Те, кто способны испытывать сомнения относительно моей работы, недостойны разговаривать со мной», — и кивком указал итальянцу на дверь. Больше Казанова никогда не видел графа. Ни один из авторов мемуаров не позаботился о том, чтобы сообщить нам, изменилось ли в результате алхимического процесса оттиснутое на монетах обозначение их достоинства или воздействию подвергся только металл. Если достоинство монет осталось без изменений, а изменился только металл, возможность замены серебряной монеты на золотую, вероятно, следует отвергнуть, если не допустить, что подложная золотая монета была изготовлена в форме, скопированной с серебряной монеты. Чтобы обеспечить совпадение дат и общего вида монет и таким образом сделать замену незаметной, от Сен-Жермена потребовалось бы большее мастерство, чем для настоящего превращения металлов. Достоверных случаев трансмутации металлов слишком много, чтобы осуждать Сен-Жермена за подобное искусство. Самым выдающимся достоверным примером превращения металлов служит медаль Леопольда Хоффмана, по-прежнему принадлежащая этому семейству, две трети которой монах Венцель Зайлер превратил в золото, оставив одну треть серебряной (какой она и была в изначальном состоянии). В данном случае мошенничество было невозможным, поскольку медаль существовала в единственном экземпляре. Легкость, с которой мы осуждаем как мошенническое и нереальное все, что выходит за пределы нашего понимания, навлекла ложные обвинения на имена и воспоминания многих знаменитых личностей.
i_034.jpg
i_034.jpg (34.58 KiB) 1933 просмотра

Титульный лист «Пресвятой тринософии». Из манускрипта, приписываемого графу де Сен-Жермену и хранящегося в библиотеке Труа

Почти все писавшие о жизни Сен-Жермена отмечали его особое отношение к еде, ставшее общеизвестным, поскольку он часто получал приглашения к обеду. Казанова упоминает, что мадам де Жержи выходила к столу, опираясь на руку этого непостижимого человека. Однако Сен-Жермен если вообще и ел, то очень редко, а на протяжении всей трапезы развлекал гостей рассказами о магии и колдовстве, невероятных приключениях в далеких краях и интимных подробностях из жизни сильных мира сего. Казанова даже утверждает, что сам невольно следовал примеру графа и, заслушавшись его, не притрагивался к собственной тарелке. Как-то раз, рассуждая о вампирах, Сен-Жермен небрежно упомянул, что у него есть жезл, или посох, с помощью которого Моисей добыл воду из скалы, добавив, что эта вещь была подарена ему в Вавилоне во времена правления Кира Великого[29]. Авторы воспоминаний, признаваясь, что не могут решить, что именно из сказанного Сен-Жерменом не противоречит здравому смыслу в тогдашнем понимании этого слова, предполагали, что большинство рассказов, вероятно, является чистейшей выдумкой. С другой стороны, сообщаемые графом сведения были настолько точны и он обладал такими глубокими знаниями во всех областях, что его слова имели вес и пользовались авторитетом.

Расхожее мнение, что граф де Сен-Жермен был попросту авантюристом, не подкрепляется ни малейшими доказательствами. Его ни разу не поймали ни на каких уловках, и он никогда ни в малейшей степени не выдавал доверенных ему секретов. Его огромное богатство — а у него всегда было вполне достаточно земных сокровищ — не было добыто у тех, с кем он имел дело. Все попытки выяснить источник и размеры его состояния оказывались безрезультатными. Он не пользовался ни банками, ни банкирами, но имел неограниченный кредит, о котором другие не расспрашивали и которым он не злоупотреблял.
i_035.jpg
i_035.jpg (77.67 KiB) 1933 просмотра

Относительно нападок на его репутацию Е.П. Блаватская пишет в «Theosophist» за март 1881 г.:

Разве шарлатаны пользуются в течение долгих лет доверием и вызывают восхищение у умнейших государственных деятелей и вельмож Европы или хотя бы после своей смерти хоть чем-то не обнаруживают, что они были недостойными людьми? Некоторые составители энциклопедий (см. New American Cyclopedia XIV. 266) говорят: «Полагают, что большую часть жизни его использовали как шпиона при дворах, где он жил». Но на основании каких данных выдвинуто это предположение? Кто-нибудь нашел их в каких-нибудь государственных документах, хранящихся в секретных архивах любого из этих дворов? Никогда не было обнаружено ни единого слова, ни даже намека на факт, на котором можно было бы возвести эту низкую клевету. Это просто-напросто злостная ложь. То, что написано западными писателями об этом великом человеке, ученике индийских и египетских иерофантов, сведущем в тайной мудрости Востока, оставляет пятно позора на человеческой натуре.

Никто не сомневался в благородном происхождении графа де Сен-Жермена. Прекрасное воспитание наложило неизгладимый отпечаток на всю его личность. Он вращался в замкнутых аристократических кругах, элегантный и любезный, уверенный в себе и всегда сохранявший полное самообладание. Да, он был эксцентричным человеком, но всегда оставался джентльменом. Только многовековая культура и превосходное воспитание могли создать такого уравновешенного человека, попавшего в свою стихию.

В одной лондонской публикации приводится краткий разбор его родословной: «Правда ли то, что он, будучи в преклонном возрасте, поведал своему покровителю и восторженному поклоннику, принцу Карлу Гессен Кассельскому? Согласно истории, рассказанной его последним другом, он был сыном князя Ракоци[30] из Трансильвании и его первой жены некой Тэклэ. Еще в младенческом возрасте он был вверен покровительству последнего из рода Медичи (Джана Гастонэ). Когда он вырос и узнал, что два его брата, сыновья принцессы Гессен-Рейнфельс Ротенбургской, получили имена Сен-Шарль и Сент-Элизабет, он решил взять имя их святого брата Сен-Германуса. Что же было на самом деле? Несомненно одно — он был протеже последнего Медичи». Миланский библиотекарь Чезаре Канту тоже подкрепляет доказательствами гипотезу относительно Ракоци, добавляя, что Сен-Жермен получил образование в университете Сиены.

Казанова описывает встречу с Сен-Жерменом, которая произошла в Бельгии при самых необычных обстоятельствах. Прибыв в Турней, Казанова удивился, увидев, как несколько грумов прогуливают горячих лошадей. Он спросил, кому принадлежат эти прекрасные животные, и услышал в ответ: «Графу де Сен-Жермену, адепту, который живет здесь уже месяц и никогда не выходит. Все, кто проезжают через этот город, хотят его видеть, но он никого не принимает». Этого было достаточно, чтобы возбудить любопытство Казановы, который написал записку с просьбой принять его. Полученный им ответ гласил: «Важность моих занятий принуждает меня никого не принимать, но для вас я делаю исключение. Приходите в любое время, когда вам будет угодно, и вас впустят и проводят ко мне. Вам не нужно упоминать ни мое, ни свое имя. Я не предлагаю вам разделить со мной трапезу, ибо моя пища не подходит другим людям и менее всего вам, если у вас обычный аппетит». Казанова явился с визитом в девять часов и обнаружил, что граф отрастил бороду длиной сантиметров пять. Этот случай был раздут одним писателем до следующих масштабов: «Кавалер де Сенгаль (Казанова) застал графа в армянском платье и остроконечной шапочке с длинной бородой, доходящей до пояса, с палочкой из слоновой кости в руке — фактически в полном облачении некроманта». По-видимому, перо этого писателя действительно сильно поспособствовало росту волос на лице графа.

Казанова сообщает, что перед Сен-Жерменом стояло несколько реторт, наполненных химическими препаратами на различных стадиях выпаривания. Граф заявил, что экспериментирует с красками для собственного удовольствия, возможно, завершая опыт, начатый им в Шамборе в лаборатории, построенной и оборудованной для него Людовиком XV. Он достиг такого успеха, что французский художник Ванлок умолял его открыть секрет его блестящих красок, но он отказался. Про Сен-Жермена говорят также, что он достиг поразительных результатов в расписывании ювелирных изделий путем смешивания измельченного в порошок перламутра со своими пигментами. Что произошло с его бесценной коллекцией картин и драгоценностей после его смерти, или исчезновения — неизвестно.

Продолжая беседу с Казановой, бородатый в то время граф объяснил свое присутствие в Бельгии тем, что австрийский посол в Брюсселе, граф Кобенцль, пожелал основать фабрику по производству шляп, а он взял на себя заботу о деталях. После того как Казанова рассказал Сен-Жермену, что испытывает какое-то острое недомогание, граф предложил ему остаться для лечения, сказав, что приготовит пятнадцать пилюль, которые через три дня вернут итальянцу идеальное здоровье. Казанова пишет: «Затем он показал мне свой магиструм, как он называл атетер. Это была жидкость белого цвета, помещавшаяся в хорошо закупоренной склянке. Он сказал мне, что эта жидкость есть универсальный дух Природы и что, если воск пробки едва проколоть, все содержимое пузырька исчезнет. Я умолял его провести этот эксперимент. После этого он протянул мне флакон и иглу, и я сам проколол воск, и — подумать только — склянка тут же опустела». Казанова, который сам был немного жуликоват, естественно, подозревал всех остальных людей. Поэтому он не позволил Сен-Жермену лечить его недуг. Однако он не мог не признать Сен-Жермена исключительно талантливым химиком, чьи достижения, если и не имели практического значения, все равно были просто поразительны. Адепт отказался раскрыть цель этих химических опытов, заявив, что подобные сведения не подлежат разглашению.

Из «Воспоминаний о моем времени» Карла, ландграфа Гессен-Касселя, мы узнаем некоторые подробности, касающиеся последних лет жизни венгерского адепта вплоть до его смерти или исчезновения. Карл серьезно интересовался оккультными науками и масонскими мистериями, и в его имении изредка собиралось тайное общество, душой которого он был. Цели этой организации если и не совпадали полностью с целями Египетского ритуала Калиостро, то очень походили на них. В самом деле, после изучения обрывков записей, оставленных ландграфом, утверждение Калиостро, что он был посвящен Сен-Жерменом в египетское масонство, фактически не вызывает никаких сомнений. «Чудо-человек», как называли Сен-Жермена, присутствовал по крайней мере на нескольких из этих тайных собраний, и из всех людей, которых он встречал и знал в своей жизни, он больше, чем кому бы то ни было, доверял принцу Карлу. Таким образом, последние годы жизни Сен-Жермена были поделены между экспериментально-исследовательской работой в области алхимии вместе с Карлом Гессенским и мистериальной школой в Лойзелюнде, в Шлезвиге, где обсуждались философские и политические вопросы.

Согласно распространенному преданию, Сен-Жермен умер в имении принца Карла, как было объявлено в 1784 году. Странные обстоятельства, связанные с его уходом, наводят на мысль о том, что это была инсценировка похорон, напоминавших те, что были устроены для английского адепта лорда Бэкона. Процитируем еще раз Е.П.Блаватскую:

Ну не абсурдно ли думать, что, если бы он действительно умер в указанном месте и в указанное время, он был бы предан земле без пышной процессии и соответствующего ритуала, без официального руководства, без регистрации в полиции — без всего того, что сопутствует похоронам людей, столь знаменитых и занимавших такое высокое положение. Где же эти сведения? Он исчез из поля зрения общества более ста лет назад, и до сих пор они не появились ни в каких мемуарах. Человек, который жил во всем блеске славы, не мог исчезнуть — если он действительно умер там и тогда — и не оставить после себя никаких следов. Кроме того, на это отрицание у нас есть вроде бы несомненное доказательство того, что он прожил в течение нескольких лет после 1784 года. Говорят, что у него было чрезвычайно важное конфиденциальное совещание с российской императрицей в 1785 или 1786 году; что он явился княгине де Ламболль, когда она стояла перед судом, за несколько минут до того, как ее оглушили толстой палкой и палач отрубил ей голову, и Жанне Дюбарри, любовнице Людовика XV, когда она ждала на эшафоте падения ножа гильотины в Париже в эпоху якобинского террора в 1793 году.

К этому следует добавить, что граф де Шалон после своего возвращения из Венеции, куда он был послан в 1788 году с дипломатическим поручением, сообщил, что вечером накануне отъезда беседовал с графом де Сен-Жерменом на площади у собора Св. Марка. Графиня д’Адемар тоже видела его и разговаривала с ним после его предполагаемой кончины, а в «Британской энциклопедии» указывается, что он якобы присутствовал на совещании масонов через несколько лет после того, как было объявлено о его смерти.
i_036.jpg
Прорицание с помощью магического зеркала. Миниатюра из «Пресвятой тринософии»
i_036.jpg (49.71 KiB) 1933 просмотра

К сожалению, де Сен-Жермен оставил после себя всего лишь два-три литературных отрывка. Известно, что у него был экземпляр ватиканской рукописи о каббале, возможно, превосходнейший из сохранившихся трудов такого рода, да в библиотеке Труа находится манускрипт «Пресвятая тринософия», который сочли принадлежащим перу этого выдающегося человека. Этот манускрипт написан прекрасным почерком и иллюстрирован двенадцатью цветными миниатюрами; его считают уникальным и бесценным документом. В Музее колдунов Грийо де Живри имеется такая заметка об этом манускрипте, который описывается как книга по алхимии, переведенной на язык каббалы: «Эта мастерски написанная книга была куплена на одной из распродаж в Мессине, и в ее начале имеется приписка некоего философа по имени И.Б.К.Филотаум, который сообщает, что этот манускрипт некогда принадлежал графу де Сен-Жермену и является единственным существующим экземпляром его знаменитой “Пресвятой тринософии”. <…> Он добавляет, что в какое-то время этой книгой владел Калиостро, но инквизиция конфисковала ее в его доме в Риме, когда в конце 1789 года он был арестован. Калиостро и его жена гостили у графа де Сен-Жермена в замке в Гольштейне».

Истинная цель, ради которой трудился Сен-Жермен, должно быть, останется неясной до начала новой эры. Гомер упоминает золотую цепь, которой боги сговорились привязать землю к вершине Олимпа. В каждом веке появляется несколько личностей, чьи слова и поступки наглядно показывают, что они — люди совсем другого порядка, чем все остальное общество. В критические периоды развития цивилизации человечеством руководят таинственные силы, олицетворением которых был эксцентричный граф Сен-Жермен. Пока мы не признаем реальность существования оккультных сил, действующих в повседневной жизни, мы не сможем постичь значимость этого человека и его работы. У мудрых людей Сен-Жермен не вызывает изумления, но для тех, кто ограничивается верой в неизбежность обыденного, он поистине чародей, игнорирующий законы Природы и оскорбляющий самодовольство псевдоученых.

Надежда Лебедева
Сообщений: 4310
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Надежда Лебедева » 22 окт 2017, 10:26

Кровообращение

Опишем кратко артериальное кровообращение. Темная венозная кровь, возвращаясь по венам, поступает в правое ушко предсердия сердца по верхней и нижней полой вене и венечной пазухе. Из правого ушка предсердия кровь переходит в правый желудочек, а оттуда по легочной артерии в легкие. Затем она возвращается в левую половину сердца по легочной вене, поступая в нее через левое ушко предсердия. Из левого ушка предсердия она течет в левый желудочек и вытекает из него по аорте и ее бесчисленным ответвлениям, устремляясь во все концы тела. У Парацельса есть комментарий, касающийся оккультного смысла такого кровообращения. «В человеческой крови содержится воздушный, огненный дух, и средоточием этого духа является сердце, где он более всего сгущается и откуда он излучается, и эти радиальные лучи возвращаются в сердце». Далее Парацельс устанавливает соответствие с вселенной. «Таким образом огненный дух мира пронизывает атмосферу, а его средоточие называется солнцем, и влияние, исходящее от солнца, возвращается в это средоточие».
Макробий сообщает нам, что душа в своем исходном состоянии имеет сферическую форму, указывая тем самым не только на ее форму, но и на то, что ей во всех отношениях присущи отличительные свойства Птолемеевой, или вселенской, сферы, состоящей из зодиака и семи планетарных и пяти стихийных планов. Далее он пишет, что при поступательном движении вниз, в зарождение, душа удлиняется, постепенно принимая вид конуса. Согласно комментариям Дж. Р.С.Мида к герметическим фрагментам, подразумевается форма сосновой шишки, а не геометрического конуса. Если это правда и в человеке есть «орган, скопированный с мировой души», как утверждают гностики, то это описание вполне может указывать на сердце, о котором Грей в своей «Описательной и хирургической анатомии» сообщает, что оно имеет «коническую форму», а Моррис в «Анатомии человека» — что оно представляет «довольно правильный усеченный конус».
Изучив Священное Писание и обнаружив в нем цитаты, относящиеся к этой тайне, Тертуллиан подтверждает наличие у души способности руководить, иными словами, «высшего принципа ума и жизненной силы (ибо где есть ум, там должна быть и жизненная сила), и то, что она пребывает в той драгоценнейшей части нашего тела, о которой особенно заботится Бог». Затем этот великий доникейский духовный отец делает вывод: «Не следует думать ни как Гераклит, что эта высшая способность, о которой мы толкуем, приводится к действие некой внешней силой, ни как Маркион , что она носится по всему телу, ни как Платон, что она заключена в голове, ни как Зенофан, что она достигает кульминации в темени, ни что она покоится в мозге, как полагал Гиппократ, или вокруг основания мозга, в чем был уверен Герафил, или в его оболочках, как утверждали Стратон и Эразистрат, или в промежутке между бровями, что соответствует мнению врача Стратона, или, по Эпикуру, в замкнутом пространстве грудной клетки, а скорее надо согласиться с тем, чему всегда учили египтяне, особенно те из них, кого считали толкователями священных истин, и с этим стихом Орфея и Эмпедокла : «Namque homini sanguis circumcordialis est sensus — (Высшее) восприятие человека пребывает в крови, циркулирующей по его сердцу». Свое свидетельство прибавляет св. Хрисостом , определенно утверждая, что «сердце обладает превосходством над всеми членами нашего тела и что ему предоставлена верховная власть над всей нашей жизнью».

Мэнли П. Холл, «Оккультная анатомия человека», глава XI «Сердце - средоточие жизни»
Фото: титульный лист трактата Фладда о пульсе. Из «Collectio Operum»

холл.jpg
холл.jpg (34.02 KiB) 1290 просмотра

Надежда Лебедева
Сообщений: 4310
Зарегистрирован: 08 янв 2016, 08:23

Re: Мэнли Палмер Холл. Жизнь и творчество

Сообщение Надежда Лебедева » 08 фев 2018, 19:35

Мэнли Холл "Как овладеть шаблонами мышления и привычкой к саморазвитию." лекция (на русском)
https://www.youtube.com/watch?v=-O3J3X2gNPI


Вернуться в «Теософия: используем опыт, учимся на ошибках»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость